Александра Маринина: «Я доступна абсолютно!»

Владимирцы подсказали известной писательнице тему для очередного детектива

В последний день весны во Владимире побывала королева детективного жанра Марина Алексеева, более известная по псевдониму Александра Маринина. Создательница образа Анастасии Каменской пообщалась в областной библиотеке с почитателями своего творчества и журналистами. Встреча проводилась в рамках областного фестиваля «Открытая книга» и проходила в формате «вопрос-ответ», вела встречу Елена Липатова, заведующая отделом продвижения чтения и внешних связей Владимирской областной научной библиотеки.

Владимирцы подсказали известной писательнице тему для очередного детектива

- Спасибо Елене Липатовой, которая осенью увидела меня в Суздале на библиотечном форуме и спросила, можно ли меня пригласить во Владимир, - сказала во вступительном слове Маринина. - И я подумала: «Ну наконец-то меня кто-то куда-то приглашает». Почему-то считается, что меня можно, как слона на веревочке, водить по четырем одним и тем же магазинам Москвы, когда выходит новая книга. Ну, в Питер зовут один раз в год. И только в последнее время стали приглашать в библиотеки. Встреча в библиотеке — это нечто принципиально иное, чем в книжном магазине. Здесь нет случайных людей, ни одного, кто просто проходил мимо.

- Сейчас многие литераторы пишут вдвоем, а то и втроем. Некоторые пользуются «литературными рабами». Вы пишете сами или в соавторстве?

- Я пишу текст только сама. Но мне помогает моя подруга, потому что очень трудно мне стало справляться одной. Память не удерживает все, что нужно удержать. До 2009 года я писала книги только из головы. Я очень примерно себе представляла, что будет. Четко я представляла один или два момента и писала как пишется. Иногда закончишь эпизод и сидишь — не понимаешь, что дальше... И эта пауза могла тянуться несколько недель. Потом у меня был длительный перерыв - с 2007 по 2009 годы, - когда я не писала вообще ничего и мне казалось, что я никогда уже больше ничего не напишу. И только благодаря моей подруге Ирине Сергевне Козловой, с которой мы дружим уже почти сорок лет, я снова начала писать. Первый года она терпела мое бездействие молча, весь второй год она меня «пинала» все сильнее и сильнее. Точка была поставлена в Италии, где мы отдыхали. Она сказала: «Зайдем в магазин, купим тебе тетрадку и ручку, и ты напишешь хотя бы одну фразу». И я согласилась. Я себя со стороны не видела, но она мне рассказывала, что у меня было лицо овцы, которую ведут на заклание. В отеле она мне сказала: «Ну, напиши хотя бы одно слово. Тебе трудно?» И я стала писать. Когда я подняла глаза, то поняла, что написала огромное количество текста. Потому что все это время текст зрел. Это была книга «Взгляд из вечности». Но мне было так страшно остаться одной после двухлетнего перерыва, что я ей сказала: «А давай вместе. Мне одной очень страшно». - «Что нужно делать?» - «Нужно со мной разговаривать и постараться не забывать, что я говорю, потому что сама я забуду через пять минут». С тех пор она все время рядом со мной в этом творческом процессе. Мы вместе собираем материал, обсуждаем его, обдумываем. Благодаря ей я стала писать синопсис — предварительный поэпизодник. И теперь уже не бывает жутких провалов с вопросом: а что дальше? Она контролирует, чтобы я ничего не забыла, ничего не перепутала, сидя рядом с компьютером, когда я пишу текст. То есть она — как вторая «я».

- А гонорар?

- Гонорар делим.

- Хватает ли вам времени, чтобы читать детективы других авторов?

- А как же. С зимы 12-го года я «подсела» на скандинавские детективы, люблю немецких и северо-европейских авторов. Но читаю только тогда, когда не пишу, чтобы не расплескать то, что придумала.

- Когда создавали Каменскую, вы были готовы к такой популярности?

- То, что я не была готова — это понятно. Мне даже в голову не могло прийти после первой книги, что будет вторая, не говоря уже о двадцать второй. Когда я написала первую книгу «Стечение обстоятельств», я вообще не была уверена, что это на что-то годится. Я отнесла ее в журнал «Милиция». Мне сказали: у тебя есть способности, ты не бросай это дело. И в отпуске я написала «Чужое поле» все с той же самой Каменской и опять отнесла в журнал «Милиция», опять взяли. А потом я написала «Украденный сон», но поскольку я была очень неопытным автором, то не знала, что у художественных произведений должен быть определенный объем. Третья книга получилась большой. Ее в журнале попросили сжать, но это все равно что молодой маме скажут: отрежь у ребенка руку, а то он в дверь не пройдет. Я сказала, что ни одним словом я не пожертвую. И сунула «Украденный сон» в стол. Вскоре раздался звонок из издательства «Эксмо», они прочитали в журнале «Милиция» две мои вещи и предложили сотрудничество. Волну популярности, если она и была — я не заметила. Все происходило постепенно. Если бы меня образца 1992 года поместили в двухтысячные, я бы, наверное, разницу почувствовала. Но когда ты пишешь, и пишешь, и пишешь, продолжая при этом работать в правоохранительных органах, то этого не замечаешь...

Фото: Аннета Татарникова. На встрече с писательницей

- Может быть, последним шагом к популярности было предложение экранизации?

- Я человек здравый, и я прекрасно понимаю, что предложение от телевидения снять сериал по моим книгам говорит не о том, что они такие хорошие, а о том, что они действительно популярные и заведомо гарантируют телевидению, что люди будут этот сериал смотреть. То есть степень популярности персонажа достиг их удовлетворяющего уровня.

- Как вы пишете свои книги: сидите за компьютером с бутербродами, или ходите кругами по комнате, или еще как-то?..

- В моем возрасте бутерброды уже есть нельзя. В моем возрасте уже овсянка на воде без соли и сахара, салат из сырых овощей и что-нибудь на пару. Процесс написания книги происходит всегда одинаково и имеет несколько циклов. Сначала подбор фактурного материала. Сейчас, например, задумали детектив с Каменской. И мы ищем консультантов по теме: пушное звероводство, пушно-меховой промысел. Если есть у вас такие специалисты, которым не жалко времени с нами поговорить, свозить нас на звероферму, пишите мне ВКонтакте или в Одноклассниках — я там под своим именем Марина Алексеева. Я доступна абсолютно, мне можно писать... Итак, сначала идет набор материала. Например, мы читаем литературу про разведение кроликов, про корма для нутрий. Все подряд, что находим. В голове должен сложиться комплекс основных приблизительных знаний о том, как это устроено, как это работает и что нужно иметь в виду. Потом мы ищем консультантов, потом «терзаем» их на предмет применительно к сюжету. Этот процесс может длиться два месяца, полгода — как повезет. Однажды нарабатывали материал 9 месяцев. Мы встречаемся в офисе, который выделил нам мой литературный агент, смотрим видео, ролики, читаем специальную литературу вслух... В субботу и в воскресенье мы не встречаемся, потому что в эти дни мы работаем женами. Потом приходит время делать синопсис, здесь требуется максимальная концентрация внимания, памяти, всего собранного материала и всего придуманного, и важно, чтобы никто не отвлекал. Поэтому мы куда-нибудь уезжаем. И с 10 утра до 10 вечера пишем синопсис — телевизор не смотрим, книги не читаем, максимально концентрируемся на работе. Когда синопсис написан, можно спокойно возвращаться домой и работать над текстом в режиме «пять рабочих дней». Но когда работа близится к концу, чтобы поскорее закончить, я «беру работу на дом» и в субботу-воскресенье, поглядывая в синопсис, продолжаю писать, пока не напишу до конца. Вот, примерно так мы и работаем...

- Советовались ли с вами, когда на роль Каменской выбирали Яковлеву?

- Это нельзя обозначить словом «советовались». Это было информирование. Валерий Петрович Тадаровский, продюсер сериала «Каменская», с самого начала сказал, что в роли Каменской видит Елену Яковлеву. На что я ему сказала, что она занята в театре и ее никогда в жизни не отпустят. Стали искать другую актрису. После кастинга режиссер Юрий Павлович Мороз привез мне пробы восьми актрис, потому что никак они не могли с продюсером договориться, кого же брать на эту роль. Там были Ольга Дроздова, Ирина Рябова, покойная Марина Лефтова и даже... Елена Цыплакова. Лефтова сыграла лучше всех, но в договоре с производителями был пункт, что Мороз не имеет права снимать свою жену в главной роли. И вдруг случилось невероятное - мне позвонил Тодоровский и говорит: «Яковлева. Она согласилась». И я безмерно благодарна, что Волчек как главный режиссер театра разрешила ей в этом сериале сниматься.

- Вам нравится экранная постановка ваших произведений?

- То, что снимается уже без Мороза — смотреть просто невозможно. Чем дальше, тем хуже. Но у меня прав нет. Никаких. Как, собственно говоря, их нет ни у одного автора. Нужно, чтобы у автора были очень близкие отношения с производителем, чтобы он мог высказывать свое мнение, советовать... У меня, к сожалению, таких отношений с производителем нет. И если с Юрой Морозом я могла еще что-то обсуждать, и он не жалел времени, чтобы объяснить мне, почему по законам сценарного жанра нельзя сделать так, как у меня в книге написано, то теперь это невозможно. Мороз не позволял себе таких безобразий, как в шестой Каменской. Я даже досмотреть ее не смогла...

- Какая вы, когда вы не пишите?

- Примерно такая, как сейчас. Я такая «веселушка», у меня хорошее настроение чаще, чем плохое, намного чаще и длительнее. Я не люблю себя в плохом настроении, поэтому пришлось научиться (и мне это почти удалось) себя из плохого настроения довольно быстро выталкивать. Я люблю, когда я счастлива, и когда все вокруг меня счастливы. Если кто-то куксится, плохо себя чувствует и не в настроении, для меня это ужасно. Я начинаю делать все, что от меня зависит, чтобы эту ситуацию изменить. Дома я такая «белая и пушистая». Не делаю ничего, что мне хочется, если я не уверена, что этого же хочется моему мужу. Я десять раз у него спрошу, чего хочет он. А поскольку он такой же, как и я, то у нас это превращается в «лисицу и журавля».

- Что любите смотреть по телевизору?

- Очень люблю смотреть сериалы. Хорошо сделанные, крепко сколоченные. Которые можно в восемь утра включить и до 12 ночи смотреть, делая паузу только на то, чтобы налить себе кофе или еду разогреть. Американские детективы: «24», «Побег», «Практика», «Юристы Бостона». Мне очень хвалили сериал «Американская жена», собираюсь его посмотреть. Люблю российские мелодрамы. Но иногда начинаем смотреть с мужем и уже в середине первой серии выносим на голосование: мы это смотрим дальше или это ужасно и невозможно смотреть. К сожалению, второй вариант встречается все чаще и чаще...

… Встреча длилась целых два часа. Ближе к концу одна из читательниц-почитательниц таланта Марининой предложила написать книгу на тему экологии. Писательница сообщила, что ровно год назад ей уже предлагали эту тему, и с тех пор больше никто никаких тем не советовал. И вот сегодня «второй звоночек». А значит — это повод всерьез задуматься над темой экологии...

В финале Елена Липатова, зная, что Маринина собирает коллекцию колокольчиков, подарила ей на память о нашем городе хрустальный колокольчик из Гусь-Хрустального. А потом все желающие выстроились в длинную очередь, чтобы получить автограф писательницы.

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру