Из объятий – под стражу

Когда любовь доводит до тюрьмы. А потом оказывается и не любовью вовсе

06.02.2019 в 00:46, просмотров: 992

Две молодые женщины, отбывающие наказание в женской колонии поселка Головино Судогодского района, рассказали о том, как попали в «места не столь отдаленные». Истории выслушал корреспондент «МК во Владимире».

Из объятий – под стражу
Женская колония поселка Головино Судогодского района. Фото: Екатерина Дронова

На одной волне с наркоманом

Наша первая героиня из Владимира. Здесь поклонница пластики Настя родилась, выросла и окончила хореографическую школу. А вот за карьерой поехала в Москву. Устроилась в столичный ночной клуб танцовщицей. Тут Настя и встретила свою большую любовь. О том, что ее избранник – наркоман, девушка узнала чуть позже.

- Он употреблял амфетамин, – рассказывает Настя. - Сначала все было хорошо, но в один момент я поняла, что наркотики ему дороже меня. Жить с наркоманом и не употреблять самой невозможно: слишком разное мышление. Чтобы быть с ним на одной волне, «смотреть в одну сторону», я тоже решила попробовать. Сначала он отговаривал, но в итоге сам же и предложил.

Действие амфетамина Настя «поняла» не сразу. Хотела даже отказаться от своей затеи. Но незаметно для себя «подсела». Тем более, наркотик отлично «помогал» в работе: Настя становилась пластичнее, движения – более быстрыми и раскованными, а чтобы выспаться, хватало двух-трех часов.

- Однажды к нам зашла знакомая и попросила у меня 5 колес экстази, – вспоминает Настя. - Я принесла ей наркотики из соседней комнаты. В этот момент в квартиру зашли сотрудники полиции, и меня арестовали.

На Настю завели уголовное дело. Пока шло следствие, девушка находилась в СИЗО и распространительницей наркотиков себя уж точно не считала.

- Я думала, что меня обвинят в употреблении. За это дают от года условно до трех лет реального срока. Но мне инкриминировали распространение со сбытом в крупном размере. Наказание – от 8 до 15 лет лишения свободы. Мне дали 8 с половиной лет. Когда узнала, была паника. Я верила в адвокатов, чувствовала себя невиновной.

Чтобы убавить срок Настя подавала апелляцию, кассационную жалобу. Приговор остался без изменений. Но девушка не сдается: сейчас ее очередное обращение находится на рассмотрении в Верховном суде.

- Моя мама была в шоке, – вспоминает Настя. - Она не верила, что ее дочь употребляет наркотики, до тех пор, пока ей не предоставили результаты экспертизы. Но она не отвернулась от меня и сейчас поддерживает. В конце концов, это мое право на ошибку.

Сейчас, отбывая срок, Настя работает на местной пекарне, выпекает хлеб. Дистанционно получает высшее образование, участвует в самодеятельности. Говорит, ее страх по дороге в колонию не оправдался: к осужденным не придираются, все по режиму. Подъем в 5 утра, утренняя проверка, зарядка. Завтрак, обед и ужин – блюда на выбор. В выходные – просмотр фильмов, посещение спортзала. В 21.00 отбой. После освобождения девушка мечтает о карьере в гостиничном или ресторанном бизнесе.

- Это урок на всю жизнь, – говорит Настя. - Никогда не притронулась бы к наркотикам и даже близко не подошла бы к тому парню. Кстати, он умер вскоре после того, как меня осудили. Он 12 лет употреблял, все органы отказали. Теперь я понимаю, что это была не любовь. Настоящее чувство не должно зиждиться на наркотиках. Сейчас я мечтаю о карьере, настоящей семье и детях. 

Анастасия считает, что срок – это урок на всю жизнь. Фото: Екатерина Дронова

«Я взяла его вину на себя»

Вика Семенова из Мурманска в свои 19 тоже оказалась в колонии из-за большой любви. О своем детстве девушка рассказывает неохотно. Отношения с матерью были сложные, девочку воспитывала бабушка. В 14 лет Вика ушла из дома. Жила у тети и у друзей. Работала официанткой в клубе. Познакомилась с молодым человеком, стали жить вместе.

- Однажды ночью мы гуляли, выпивали, – вспоминает Вика. - Одна незнакомая женщина стала делать моему мужчине непристойные предложения. Между нами завязалась драка. Женщина упала, у нее в руке был мобильный. Мой гражданский муж схватил его и закричал: «Бежим!» Позже я ушла домой спать, а он остался на улице. Под утро его поймали. Он позвонил мне и попросил взять вину на себя, ведь на тот момент у него уже было две «условки» (условных срока. – Прим. корр.).

Вика дала признательные показания, что это она похитила телефон у поверженной дамы. Девушку осудили условно. Раз в месяц нужно было приходить «на отметку», чего она, кстати, не делала. Пока Вика была под следствием, возлюбленный бросил ее и уехал в Петербург. Вика страшно переживала, плакала. А потом встретила другого.

- Мой второй молодой человек любил поиграть ночью в компьютер, – рассказывает Вика. - Делал он это очень громко. И однажды соседи вызвали полицию. Приехавшие стражи порядка увидели меня и сказали, что я в розыске. Ведь у меня была «условка», но я ни разу не отмечалась. Почему я этого не делала, до сих пор не могу сказать. По дурости.

За грабеж с причинением насилия и невыполнение требований условного срока Вике дали 2 с половиной года колонии. В Головино она приехала на 5-м месяце беременности. Рожать девушку возили во Владимир. Сейчас ее дочке Аделине год и 2 месяца. Она живет недалеко от мамы – в Доме ребенка при колонии.

- Отец Аделинки сказал, что я ему не нужна, – говорит Вика. - Он ждет только дочку, а не меня. Про своего первого молодого человека, вину которого я взяла на себя, знаю, что в апреле 2017-го он сел на 5 лет.

Отбывая срок, Вика учится. Работает при колонии на швейном производстве. Срок подходит к концу. В мае 2019-го Вика выходит на свободу. Там ее ждут тетя и отчим. Молодая мама мечтает найти работу.

- Я даже не жалею, что попала сюда, – говорит Вика. - Раньше я была лентяйка, а теперь уважаю труд. Я повзрослела, поменяла взгляды и выхожу другим человеком.