Владимирские поисковики подвели итоги года

...Юбилейного года

19.12.2018 в 15:15, просмотров: 682

Поисковое движение в России отмечает 30-летний юбилей. Еще в 66-м году, на годовщину разгрома немецких войск под Москвой, останки неизвестного солдата, найденные в братской могиле на 41-м км Ленинградского шоссе, были перенесены в Москву и захоронены в Александровском саду. Позже на месте захоронения открыли мемориальный ансамбль «Могила неизвестного солдата» у Кремлевской стены. Он стал местом поклонения для тех, кто так и не узнал, как погибли их родные и близкие. А в 1988-м году в Калуге состоялся первый официальный сбор поисковых отрядов... Невыдуманные истории о вернувшихся из небытия бойцах услышал и корреспондент «МК» во Владимире».

Владимирские поисковики подвели итоги года
Фото автора

«Их до сих пор ждут»

Поисковые движения появились сразу после войны. Первые поиски были устроены в 1946-м году в Мясном Бору – это болотистая местность в Новгородской области, где шли страшные бои и погибли десятки тысяч солдат. Еще до 88-го года школьники поселка Мелихово Ковровского района выезжали в экспедиции с учителями, был основан поисковый отряд «Дегтяревец». Вместе со школьниками в поисках участвовали рабочие ковровского завода. В 21-м веке отряды пополнили волонтеры из Владимира, Радужного, Гороховца, Вязников, Гусь-Хрустального, в чьей практике больше тысячи «поднятых» из небытия солдат. Впрочем, их число поисковики принципиально не называют. Не делят находки на «твое и мое». И привыкнуть к солдатским историям, говорят, невозможно. В сентябре этого года в городе Вязьма Смоленской области, где в 41-м под деревней Трошино наша дивизия попала в окружение, поисковики нашли останки бойца Ивана Ивановича Иванова. В его смертной капсуле была записка, которую боец написал от руки. 

Справка МК

Смертный медальон (капсула) – пластмассовые пенальчики, в которые вкладывался листок бумаги с данными бойца.

 - «Перешлите эту записку моей жене Нюре Ивановой. От Вани. На вечную память. Подпись Иванов», – читает Вячеслав Казаков, командир поискового отряда «Амулет» (пос. Муромцево). - Иван Иванович нас очень просил. Мы не можем его волю не исполнить. Ради этого и стоит заниматься поиском. Нас часто спрашивают: «Зачем? Все уже умерли». Не умерли, их ждут. Может, Нюры Ивановой уже и нет, а есть другой Иванов – его внук. По сути, мы все Ивановы. Ждем, что наши солдаты все еще вернутся домой. 18 сентября вместе с боевыми товарищами Иван Иванович был похоронен на Богородицком поле. Он и еще тысяча солдат сложили свои головы под Вязьмой, чтобы немцы не вошли в Москву. Мы будем искать его родных и найдем.

Пуговица деда Арсентия

В этом году владимирские поисковики нашли на Смоленщине останки двух солдат – оба уроженцы Нижегородской области. Один из них – Трофим Филиппович Руковишников 1921-го года рождения, который в 41-м в боях за Звенигород оказался пропавшим без вести. Впрочем, по другим документам он был убит и захоронен в братской могиле.

- Мы работали в лесу, – рассказывает Евгений Антипов, командир поискового отряда «Лыбедь» (г. Владимир). - Щуп ударился о каску. Подняли останки, смертный медальон был в отличном состоянии. В нем оказалась записка карандашом. По ней мы узнали, что солдат из деревни Ульяновка Горьковской области. Мы нашли его семью, его родного брата – Григория Филипповича, он помнит, как провожал бойца в армию. Останки захоронили в родной деревне.

Второй боец «ждал» поисковиков в лесу, в километре от дороги Витебск-Смоленск. В 42-м за эту дорогу здесь шел жестокий бой. Поисковики называют этот лес «железным». Только прохаживаясь между деревьев, они насчитали более 700 касок. За один день здесь «подняли» нескольких солдат. Одним из них был Арсентий Васильевич Платонов 1911-го года рождения.

- Мы даже не работали лопатой, а просто поднимали мох, – рассказывает Олег Гуреев, старший научный сотрудник ВСМЗ. - Под ним, между корнями елок и берез, которые выросли уже после войны, – останки и солдатский медальон. Текст практически не читался. Но с применением современной техники мы его прочитали. Арсентий Васильевич родился в Горьковской области, в селе Новинки. Мы нашли его семью, перевезли останки из Велижа в Нижегородскую область. Живы две его дочери. Во время захоронения мы передали его личные вещи – пряжку, отвертку, пуговицу. К нам подошел мальчик и спросил: «Это пуговица деда Арсентия?» Это был его правнук. Арсентий Васильевич упокоился на родной земле рядом со своим сыном, который не дожил до этого момента. Но дожили дочери, внук и правнук. 

Фото автора

Птицефабрика на останках

В ходе экспедиций поисковики находят и наших земляков. Останки кольчугинца Ивана Ивановича Глазунова обнаружили во Ржеве. Пополнив после смерти ряды пропавших без вести, он «ждал» своей очереди вместе с боевыми товарищами на поле, часть которого после войны выложили бетонными плитами и открыли там птицефабрику. Впрочем, дело не пошло. Птицефабрику закрыли, а плиты заросли бурьяном.

- Нам пришлось применять тяжелую технику, чтобы сдвинуть бетон, – рассказывает Вячеслав Казаков. - Там мы «подняли» 150 солдат. Они лежали – кто в ячейке, кто в окопе, кто в воронке. Вот что было под птицефабрикой! Наш земляк Иван Глазунов был в воронке. Мы выяснили, что он родом из Кольчугино.

Погибли в тылу

Поисковики отправляются и в места гибели экипажей – это авиационный поиск. Его ведут не только на территории боевых регионов. Бывало, что летчики погибали в тылу, во время учебных полетов. Так случилось с Иваном Петровичем Киреем 1919-го года рождения. Останки летчика нашли в Муромском районе на месте гибели боевого истребителя ЛА-5 вязниковской военно-авиационной школы пилотов. Во время полета у самолета оторвалось крыло, Иван Петрович погиб.

- На глубине двух метров мы нашли сильно обгоревшие фрагменты самолета, мотор, – рассказывает Евгений Агафонов, командир поискового отряда «Небо Родины» (г. Владимир). - Но самое главное, мы нашли останки летчика – все, что от него осталось после страшного удара и пожара. Сейчас они хранятся в храме села Старые Котлицы Муромского района. Нам известно только имя летчика – Кирей Иван Петрович, 19-го года рождения. Он еще ждет возвращения в семью. Мы предполагаем, что летчик – уроженец Украины. Также мы нашли место гибели еще одного курсанта: во время падения самолета летчик Батов успел прыгнуть с парашютом, но самолет догнал его и убил. Курсанты мечтали бить фашистов с воздуха, поднимались в небо на учебных самолетах, но погибли в тылу.

В 1945-м под Муромом погиб еще один курсант вязниковской авиашколы – Михаил Линьков. Останки летчика были «подняты» поисковиками в 2015-м году. Самолет упал с высоты 3 километров, причины аварии до сих пор не известны.

Знамя, фуражка и бушлат

Часто вместе с останками поисковики «поднимают» и личные вещи бойцов: знамена, пилотки, но они рассыпаются на глазах. Так получилось и со знаменем, которое нашли в огромном болоте Новгородской области. Более 70 лет здесь пролежали обломки самолета и останки двух летчиков. Среди вещей поисковики обнаружили пришедшие в негодность знамя, фуражки и бушлат. Сейчас ими занимаются реставраторы суздальского художественно-реставрационного училища.