Кто такие медиаторы?

«Медиатор» - от латинского mediator («посредник»)

20.11.2013 в 12:41, просмотров: 4012

Если честно, я всегда думала, что «медиатор» - это пластинка для игры на гитаре. Но есть, оказывается, у этого слова и другое значение. Что такое медиация, кто и как ее проводит во Владимирской области, корреспонденту «МК» рассказала председатель Коллегии медиаторов при Торгово-промышленной палате Владимирской области Елена Фомина.

Кто такие медиаторы?

- Елена Вячеславовна, кто же такие медиаторы и как давно они появились в нашей области?

- Уже третий год в нашей стране действует Федеральный закон “Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)”, который дает возможность урегулировать конфликты и споры без судебного разбирательства — это так называемая внесудебная медиация. И есть процедура медиации, которая проводится, когда стороны уже обратились в суд и вступают в переговоры с помощью нейтрального посредника, чтобы прийти к мировому соглашению. Нашей, владимирской, службе медиации уже три с половиной года.

- Наверняка практика пришла к нам с Запада?

- Да, там она действует давно и успешно. В России, как отмечают социологи, очень плохая ситуация с доверием людей друг к другу. Судя по опросам, эта позиция для жителей России на шкале ценностей находится на одной из самых низких ступеней. Кстати, лидируют в этом списке церковь и суд. Поэтому одна из задач медиатора — помочь побороть это взаимное недоверие. Но, несмотря на то, что закон действует всего три года, практика примирения сторон применялась в нашей стране с древности: в Киевской Руси, например, спор по обоюдному согласию отдавался на суд «добрых людей», решение которых было окончательным. В средние века на Руси с помощью посредников предпринимались попытки закончить миром княжеские междоусобицы. В этих случаях посредниками часто выступали представители духовенства. Довольно активно медиация применялась в международных спорах. Называлось это по-разному: «посредничество», «ходатайство», «предложение добрых услуг». Конечно, медиация ранее не применялась в том виде, в котором она существует на данный момент.

- А что она представляет собой на сегодняшний день?

- Сегодня медиация — это процедура внесудебного разрешения конфликтов. Медиация применяется в самых различных сферах: она помогает миром решать и семейные, и школьные, и финансовые, и страховые споры; конфликты, возникающие в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности. Медиаторы могут работать как на профессиональной основе, так и на непрофессиональной. Процедура медиации по спорам, переданным на рассмотрение в судебные инстанции, может проводиться только медиаторами, работающими на профессиональной основе. Ими могут быть лица не моложе 25 лет, имеющие высшее образование и прошедшие специальный курс повышения квалификации по программе подготовки медиаторов. В то время как медиатором, действующим на непрофессиональной основе, при желании может стать любой человек, достигший 18 лет, обладающий полной дееспособностью и не имеющий судимости. Профессиональной подготовки не требуется. Нужно обучиться, ведь без необходимых навыков не получится эффективной работы, но свидетельства не нужно. Задача медиатора — помочь конфликтующим сторонам найти общий язык и сесть за стол переговоров. Медиатор должен создать условия для обмена информацией, для выработки идей и возможных вариантов разрешения спора, помочь найти то решение, которое устроит обе стороны. Медиаторы помогают понять себя, понять чужие потребности, уважать потребности друг друга.

Если медиативное соглашение удалось заключить на первоначальном этапе, без передачи его на рассмотрение в суд, оно представляет собой гражданско-правовую сделку. А медиативное соглашение, достигнутое сторонами в результате процедуры медиации, проведенной уже после передачи спора на рассмотрение суда, утверждается в качестве мирового соглашения, в случае неисполнения которого выдается исполнительный лист.

- Кем должен быть медиатор в первую очередь — психологом, юристом, конфликтологом?

- Это как раз главный вопрос, он обычно и сбивает людей с толку. Не стоит путать медиаторов с адвокатами. Адвокат действует в интересах только одного, «своего» клиента. Медиатор — это нейтральное третье лицо, задача которого управлять переговорами, чтобы помочь конфликтующим, подчеркиваю — самостоятельно, — найти решение по урегулированию спора, которое устроит обе стороны. Медиатор не проводит правового консультирования. Он лишь обладает определенными техниками, которые позволяют сторонам примириться.

- Куда обращаться владимирцам, которые сами не могут урегулировать конфликт и решили его урегулировать с помощью медиаторов?

- При Торгово-промышленной палате Владимирской области создана коллегия медиаторов-посредников по урегулированию конфликтов. На сайте Торгово-промышленной палаты (www.cci.vladimir.ru) размещен реестр обученных, профессиональных медиаторов. Всю информацию можно получить на этом сайте. Кроме того, сейчас у нас запущен проект по созданию владимирской службы примирения.

- Когда будет создана эта служба?

- Планируем к июню следующего года.

- Отвечая на один из предыдущих вопросов, вы произнесли фразу: «люди сядут за стол переговоров». Но конфликтующим людям, как правило, сложно не только сесть за стол переговоров, но даже поговорить друг с другом хотя бы по телефону без ругани и взаимных претензий. Люди, с которыми работают медиаторы, в прямом смысле слова садятся за этот стол или медиатор встречается сначала с одним, потом с другим и вырабатывается общее решение?

- Сначала, как правило, к медиатору обращается та сторона, которая понимает, что есть вариант разрешения конфликта путем примирения сторон. Человек просит медиатора выйти на второго участника конфликтной ситуации. Таким образом, медиатор находит контакты, выходит на связь со второй стороной, проводит определенные беседы, изучает ситуацию и предлагает разрешить спор путем мирового урегулирования. Если стороны не могут видеть друг друга из-за накопившегося негатива, то проходят раздельные сессии (они называются «кокусы»). Потом, как правило, собираются за одним столом, и переговоры становятся прозрачными. Я, например, во время работы обязательно рассказываю второй стороне, о чем мы говорили с оппонентом, что он предложил. Но я никогда не передаю ту информацию, которую мне одна из сторон сообщила конфиденциально. И это один из основных принципов медиации. Медиация подразумевает также прозрачность процедуры, полный контроль сторон и неконфронтационный, то есть бесконфликтный характер самой процедуры.

- С какими вопросами чаще всего обращаются к вам как к медиатору?

- В основном по семейным спорам. Когда конфликтуют родители, хуже всего, конечно, приходится детям. Особенно когда родители выясняют отношения на повышенных тонах, а иногда и дерутся. Мы определяем порядок общения с детьми, порядок осуществления родительских прав, вопросы выплаты алиментов, раздела имущества супругов и др.

- То есть люди начинают понимать, что мировое соглашение гораздо лучше, чем судебное решение. Потому что во втором случае довольной остается только одна сторона, а мировое соглашение устраивает обе стороны...

- Совершенно верно. И более того: после оглашения решения суда еще не факт, что проигравшая сторона будет исполнять это решение: начнутся апелляции, кассации, обращения к судебным приставам и так далее. Война остается войной, и никто не выигрывает. Главная задача медиатора - прекратить войну позиций, помочь сторонам прояснить их потребности и самостоятельно найти решение конфликта. Медиатор помогает уйти от конфликта, основываясь на интересах обеих сторон.

- Велик ли процент людей, которые прибегают к услугам медиаторов?

- Число людей, которые прибегают к услугам профессиональных медиаторов, растет. Суды принимают меры по заключению сторонами мирового соглашения, в том числе по результатам проведения процедуры медиации. В частности, хочу отметить опыт нашего Ленинского районного суда. Его председатель Жанна Павловна Уколова – сподвижник медиации в нашем регионе - полагает, что есть дела, рассматриваемые в судах, которые заведомо медиабельные. Я считаю ее судьей-новатором. Например, в 2012 году было всего 2 процедуры медиации, в 2013 году их уже 30. В 11 случаях были заключены мировые соглашения, в половине случаев снизился «градус» конфликта, ну а в остальных случаях люди просто не хотят мириться. В нашем городе и постепенно в области медиация развивается также благодаря предоставлению судами «помещений для примирения». Ярким примером служит активная работа «примирительной комнаты с участием медиаторов» при том же Ленинском районном суде.

- Есть ли у вас примеры положительного разрешения казалось бы неразрешимого спора?

- Один из основных принципов работы медиаторов — это конфиденциальность, поэтому фамилий я называть не могу. Но недавно мы работали с семейным конфликтом, когда у бабушки, вырастившей свою внучку с младенчества до 10 лет, ее отобрали и отдали отцу ребенка. Родители отца заняли жесткую позицию: не хотим видеть вторую бабушку рядом с девочкой. Причем обе семьи понимали, что действуют, мягко говоря, не в интересах ребенка, но у них просто зашкалили эмоции. Бабушка не видела ребенка год. Она очень страдала. Когда мы мирили эти две семьи, это была довольно жесткая процедура медиации. Даже со слезами. На первые встречи конфликтующие стороны приходили по очереди, потом мы собрали всех за одним столом. Сначала они друг на друга не смотрели, потом стали улыбаться, стали приходить на встречи вместе, а когда прощались, начали обниматься. А потом один из членов этой семьи сказал: я всем буду рекомендовать эту практику примирения!

- К медиатору может обратиться кто угодно или обязательно одна из конфликтующих сторон? Например, поссорились муж с женой, а пришла к медиатору бабушка...

Хотим мы этого или не хотим, в конфликт бывают вовлечены не только решившие развестись супруги, но и все члены семьи. Поэтому вполне допустимо, если обратится кто-то из родственников. Причем в этом случае он может прийти к медиатору и вместе с ним попытаться урегулировать конфликт, подыскивая нужные слова, аргументы и способы примирения. Это будет так называемая «ко-медиация»... Это тоже хорошо и допустимо.