Андрей Князев: «Русскому человеку нужны слова»

Питерский рокер отправился «Назад в будущее»

24.10.2018 в 10:02, просмотров: 1645

В рамках гастрольного тура этого сезона под названием «Назад в будущее» лидер группы «КняZz», а в прошлом один из фронтменов группы «Король и Шут», посетил и город Владимир. Каким должно быть настоящее творчество и возможно ли оно в современных условиях? Каким было прошлое и что в будущем — об этом Князь рассказал корреспонденту «МК во Владимире».

Андрей Князев: «Русскому человеку нужны слова»

Хиты будем играть всегда

- Андрей, почему «Назад в будущее»?

- Мы поем новые песни — это будущее, и старые песни — это прошлое. Но эти старые песни, как и новые, также идут в будущее. Мы каждый год пересматриваем концертную программу в зависимости не только от нашего желания и желания фанов. Кадровые перестановочки вечно тормозят все наши процессы, но и по-другому никак, поскольку с первого взгляда по человеку не скажешь — твой он или залетный. Тем не менее, мы всегда стараемся найти что-то оптимальное, чтобы и нам было по кайфу, и публика была счастлива. Есть хиты, которые люди хотят слушать всегда, и я буду их всегда исполнять, а поскольку с количеством хитов проблем нет, то есть возможность делать ежегодные замены хит на хит. Я знаю, что многие поклонники творчества «КняZz» жалуются: мол, не так много новых песен в сет-листах, как хотелось бы, а часть песен вообще не играется. Придет время, и все встанет на свои места. Скоропостижный уход из жизни Михи (Михаил Горшенев «Горшок» — один из солистов группы «Король и Шут», умер в 2013 г. — прим. корр.) оставил меня тет-а-тет с нашей осиротевшей публикой, которая никак не могла оправиться от потери. И я должен был дать им возможность снова всем встречаться и петь любимые песни на концертах, да и Миху вспоминать. И вот я разделился на две половинки — новое и старенькое. Тур «Назад в будущее» — это хитовая в основном программа. И как показывает практика прошедших концертов — народ в восторге от подборки песен. Мы «повытаскивали» песни с разных альбомов, несколько песен взяли из тура, посвященного 30-летию творчества группы «Король и Шут».

- Были слухи, что на концертах прозвучат даже песни с будущего альбома.

- Для тура «Назад в будущее» мы не подготовили песен с нового альбома. Объективно говоря, они есть, но в аранжировках их пока нет. В этом году у нас были важнейшие концерты, посвященные памятным датам. 30 лет творчеству группы «Король и Шут» и 5 лет как с нами нет Михи. После летних концертов у нас был отпуск. На месяц группа разъехалась кто куда. К будущему альбому мы относили песню «Punks not dead». Но сейчас мы ее не играем, потому что хотим немного додумать, доработать. Пока она «сырая», несмотря на то, что мы уже сыграли ее на «Чартовой дюжине». Но это был экспромт, состояние души. Подготовку к новому альбому мы планируем начать в декабре, в январе запишем сингл. Предстоит очень плотный февраль. Я сейчас занимаюсь 3D-графикой, это мое хобби. Во время концертов зрители смогут увидеть на экранах анимированных персонажей песен. Когда конкретно мы будем заниматься непосредственно записью альбома, пока сказать не могу. Но он точно выйдет в 2019-м году. А когда запишем сингл, он обязательно войдет в концертную программу.

Все слушали и смеялись

- Не так давно вместе с Балу вы записали небольшой юморной альбом, который несколько выбивается из общей концепции творчества группы «КняZz». (Александр Балунов «Балу» — бас-гитарист группы «Король и Шут». — Прим. корр.)

- За всю историю своей музыкальной деятельности я иногда придумывал шуточные песни. А было время, когда целенаправленно их сочинял. Сейчас их уже дофига. Шура Балунов эти песни любит, они связаны с нашей жизнью. Когда я их приносил, все слушали и смеялись. И он предложил сделать сначала сингл, а в перспективе альбом шуточных треков. Но у него была креативная идея: не делать это «на коленке», а привлечь мега-профессионалов, сессионных музыкантов для аранжировок. В чем преимущество такой работы? К аранжировкам не докопаешься. В чем минус — стандартное звуковое сопровождение, которое ничем не отличается от идентичной музыки. Сессионники всегда играют с одной и той же подачей. Для примера, «Акустический альбом» («Акустический альбом» — третий студийный альбом группы «Король и Шут», 1998 г. — прим. корр.) сыгранный непрофессионалами — потому что на тот период в «Короле и Шуте» толком никто не умел играть — имеет большую ценность, чем альбом, сыгранный профессионалами. Это парадокс, но когда люди от души что-то сами создают, копаясь в каждой нотке или, когда профессионал все делает — не подкопаешься, то первые иногда вносят в материал что-то такое, что нанятый «профик» никогда бы не сделал. Но я, тем не менее, уважаю продюсерский труд Балу и мне, в общем-то, все понравилось. Хотя, как вы понимаете, серьезно к этому материалу относиться нельзя.

У рокеров попса отторгается

- В группе «КняZz» часто происходят кадровые перестановки. С чем это связано?

- У меня за плечами большой стаж. Люди, которые сейчас в моей группе, мне по-своему дороги и мне с ними нравится работать. Новый человек может совсем не подходить, я беру в расчет не только фактор самого себя, но и фактор всего коллектива. Если новенький не уживается или, еще хуже, начинает баламутить, он, естественно, долго у нас не продержится. Мы уже много прошли вместе и друг от друга секретов нет. Заговорщику и интригану в наших рядах ничего не светит.

Важно, попадает ли человек в наш круг, срастаемся ли мы с ним. У нас гастроли, студийная работа, творческая работа, концертная деятельность. У нас есть коллективная дисциплина, мы никогда нигде не опаздываем. Многие подумают, что я жлоб, но я бы половину ребят, которые были у нас в коллективе, отправил бы в армию. Рок-группа — это коллективная работа и никакого самодурства. Одно дело представлять себе гастрольную жизнь и совсем другое — в ней участвовать. Гастроли — это режим. Тебя выхватывают из теплой семейной обстановки и отправляют в путешествия, где присутствуют самолеты, поезда, автобусы.

- Разве это не мечта любого рокера?

- Есть люди, которые считают себя рокерами, но таковыми не являются. Они любят атрибутику, любят кричать, что они такие, любят корчить «козу». А в реальности ничего не несут. Рок-н-ролл — это культура, идеология, нечто большее, чем просто внешние атрибуты. Далеко не все, кто считает себя рокерами, способны в этом существовать. Многие из мира поп-музыки спрашивают: «Почему рокеры так относятся к попсе?» Да потому что человек, который слушает рок-музыку не может воспринимать попсу. Она органически отторгается. Хочу еще сказать кое-что неожиданное и для многих противоречивое. Многие из попсы поговаривают, мол, «рок умер». Это чушь собачья! Но то, что наш рок уже не тот, каким был раньше — это абсолютнейшая правда. После развала рок-клубов постепенно перестало существовать и рок-н-рольное братство. Некоторые субъекты, прикрываясь фразой «мы же рокеры», пытаются на тебе заработать. А кто-то, говоря, что он «непродажный рокер», оправдывает свой алкоголизм. Все это не годится для современного мира. Мы формируем новое движение, и оно уже не будет иметь нарко-алкогольных клише. Надо помнить главное, что рок любят, создают и слушают далеко не дураки и алконавты, а образованные, интеллигентные и активные в жизни люди, выбирающие свободу не только от мирских обусловленностей, но и от всяких пагубных привычек. Мы работаем в поте лица и на энтузиазме, чтобы наша музыка жила и развивалась в нашей стране. 

Людям нужны хорошие тексты

- Поп-исполнителей раскручивают продюсеры, а как пробивались рок-музыканты?

- Когда образовалась «Красная волна» русского рока — это был бунтарский настрой, потому что зажимали, задвигали в рамки. Откуда люди получили информацию, что есть рок-музыка? С Запада. Из Англии, из Америки что-то доносилось, к примеру, «Битлы». Наши тоже начали пытаться что-то играть. Первая группа, которую стали загонять в рамки — «Машина времени». Получается, Макаревич — первый бунтарь. Многие посмеются, но стоит только посмотреть на их старые фотографии, как они одевались. Группа пробивалась. А потом началась «Красная волна». В те времена приветствовалась поэтическая составляющая музыки. У музыкантов была советская школа: они стояли на сцене, как истуканы, не были раскрепощены. Было странно, как они играют: как энты (существа, похожие на деревья в произведениях Толкиена — прим. корр.), деревья, которые стоят и перебирают струны. Должен был появиться панк-рок, чтобы все раскрепостились и поняли, что экспрессия и харизма помогает взаимодействовать с залом, делиться энергетикой. А «Красная волна» символизировала собой поэзию. Было принято считать, что у этой музыки бардовское начало. В те времена акустические гитары были у всех, а вот с электрическими была проблема. «Уралы», «Орфеи» — их надо было где-то достать, купить, они весили очень много. Потом появилась «Вторая волна» русского рока. Одним из ярких фаворитов «Второй волны» был «Король и Шут». Вообще, «Вторая волна» была малочисленная. Групп было гораздо меньше, и общей темы в рок-н-ролле не было. Если у ребят из «Красной волны» было братство, концепция, то «Вторая волна» попала в струю коммерческой музыки. Это должно было привести к тому, что рок в итоге «сожрут». К тому же, у «Второй волны» появилась странная тенденция: «русский рок должен умереть». Я сам поддерживал эту теорию в свое время, мы с Михой кричали, что «Красная волна» — это бардовская тема, а вот на Западе играют офигительную музыку. Все кричали, что русский рок должен умереть, а альтернативу никто не предложил. Западную музыку ввести в менталитет нашей Родины было невозможно. Как показывает практика, русскому человеку прежде всего нужны слова. Музыка вторична. Да, все любят красивые мелодии, особенно, если они берут за душу. И сейчас есть амбициозные молодые ребята, которые кричат, что порвут общественность и знают, что делать. Но если они тупо играют западную музыку и, еще хуже, пишут стихи на английском, они идут неправильным путем, у них ничего не получится. В России английский не приживется никогда. А потому нужны вдумчивые, хорошие, интересные тексты.

- Над текстом какой песни вам пришлось особенно думать?

- Мне сложно сказать. Я могу рассуждать о каждой песне. Есть общепринятые хиты. А есть то, что попало в ротацию радио, прокрутилось по телевидению. Если песня успешная, ее начинают воспринимать как хит. А есть песни, которые потенциально могли бы занять ту же позицию, но таковыми не стали, поскольку не звучали по радио. Есть раскрученные истории, когда становятся известными те, кого тупо крутят по телеку. У «Короля и Шута» была иная ситуация. Мы приехали в Москву, где ни разу не были и увидели ребят в футболках с «Королем и Шутом». Они сами нарисовали! Мы увидели у ребят кассеты, они друг у друга переписывали. Так в народ входило творчество «Короля и Шута» без какой-либо коммерции, у нас и денег-то не было. Так зарождается настоящее творчество. Теперь сложно сказать, как зарождаться творчеству. Идет большой поток информации, у людей переизбыток. Себя надо навязывать, тебя уже никто не будет «открывать». Надо признать, что тот рок-н-ролл, который был раньше, сейчас существовать не может. Весь наш шоу-бизнес в конце 90-х перестроился на эту а-ля западную систему. Многие зарубежные штучки, то, что делают зарубежные звезды, у нас не приживутся. Например, сами музыканты торгуют своими трусами или шапочками, в которых они выступали, продают фанатам за бешеные деньги. Гонка за зарубежными рифаками, за попыткой звучать и выглядеть как американцы — никуда не годится. Ты будешь либо группой-однодневкой, либо ты никем не станешь. Американцы, англичане, немцы делают это лучше, чем мы. Потому что у них школа, а у нас нифига нет. Они всегда были в этом специалисты. Мы нет. Да и без души ничего не будет. В любом виде искусства, в творчество надо вкладывать душу. Надо идти от поэзии на родном языке и от мелодии. И то, и то у нас любят. Но это не значит, что не надо нашего слушателя учить и приобщать. Это надо делать с умом, а не кричать, что «все дебилы, не врубаются», а ты один знаешь, каким должен быть рок. За интересным творчеством люди пойдут независимо от того, в какое время мы живем. 

Про Владимир и не только

- Как вам наш город?

- Есть города, где мне нечего ответить на этот вопрос. А о Владимире создается очень приятное впечатление. Особенно, когда едешь по центру. Он старый, древний, а мы уважаем древность, архитектуру. В негастрольное время хотелось бы даже погулять, посмотреть, сблизиться с древностью.

- А владимирская публика?

- У меня в памяти остаются в основном концертные площадки. Мы редко обращаем внимание, что где-то публика отличается от публики в других городах. Бывают заторможенные, есть экспрессивные, рвут и мечут еще до нашего выхода на сцену. Это еще определяется количеством алкоголя в баре. Людям надо отдыхать. Но я не люблю, когда пьяные ко мне лезут и еще больше не люблю, когда нажравшийся молодчик, расталкивая девчонок, лезет вперед и орет мне, чтобы я что-то сыграл по его заказу. На наших концертах хорошо работает охрана, поэтому жлобам обычно не разгуляться. Я повторюсь, что отдыхать человек под любимые песни должен, но не должен ломать кайф другим, и мы хотим расти, а не деградировать, к тому я призываю и нашу аудиторию. Бычара пусть идет туда, где тусят такие же, как он. Надо уметь отдыхать и быть вежливым к другим. 

- Планируете ли в будущем переезд, например, в Америку, как это сделал ваш друг и соратник Балу? Или будете продолжать радовать российских поклонников?

- С чего это я должен переезжать? Если Балу там — это не значит, что и я там должен быть. Каждый выбирает свое. Может, мне больше Чехия подойдет или Ирландия по моему менталитету. Но я рожден в России. У меня здесь куча друзей и фанатов. Я остаюсь.