Актриса Любовь Гордеева: «Я всё успеваю»

Лауреат премии имени Евгения Евстигнеева рассказала о своем жизненном кредо и о том, какие роли хотела бы сыграть

22.03.2017 в 17:11, просмотров: 2712

В преддверии профессионального праздника служителей Мельпомены наш корреспондент встретился с актрисой Владимирского драматического театра, заслуженной артисткой России Любовью Гордеевой, которой по решению губернатора Светланы Орловой была присуждена премия в области театрального искусства имени Евгения Евстигнеева за 2017 год.  

Актриса Любовь Гордеева: «Я всё успеваю»
Любовь Гордеева Фото из личного архива Л. Гордеевой

- Любовь Владиславовна, поздравляем вас с вручением престижной премии. Что для вас значит эта награда?

 

- Наша профессия эфемерна, ничего материального мы не производим. А иногда очень хочется иметь осязаемую оценку своего труда. Это очень здорово, это стимулирует и помогает. Премия — это то, что я могу показать родным и близким, это, в какой-то степени, предъявление своей состоятельности в профессии. Я знаю, что мой сын гордится мной, в том числе, и за мои звания и заслуги. Ну, и, в конце концов, это хоть и слабое, но оправдание за постоянное неприсутствие в его жизни. Ведь мы, актеры, как правило, трудоголики, практически всю жизнь пропадаем на рабочем месте. Мы живем в театре.

 

- Судьба вас не сталкивала с Евгением Александровичем Евстигнеевым?

 

- К сожалению, не сталкивала. Но когда я смотрела на работу Евстигнеева в кино и в театре, я знала, что это Актер, которым можно только восхищаться. И я рада работать в театре, где Евгений Александрович начинал свою театральную карьеру.

 

- А вы, насколько я поняла из биографической справки, которую дает Интернет, начинали свою карьеру во Владивостоке?

 

- Я родилась в Перми, во Владивостоке училась, но первым моим театром был Русский театр в Улан-Удэ. Это в Бурятии. Вспоминаю первые два года моей театральной карьеры — пришлось работать в помещении, совершенно для театра непригодном. Дело в том, что театр в Улан-Удэ... сгорел. И мне выпало работать в тот промежуток времени, когда труппа арендовала часть здания института культуры. Мы репетировали чуть ли не под лестницей, но я полюбила этот театр, и уровень его был очень высок.

 

- У бурятского театра — очень высокий уровень?

 

- Однажды мы приехали в Хабаровск на гастроли. И на перроне с оркестром и цветами стояли глава города и представители администрации, склонив головы. Мы вышли испуганно из вагона, подумали, что после нас кто-то выйдет высокопоставленный, что это его встречают... Но оказалось, что встречали нашу труппу, и глава города сказал: «Извините нас, дорогие артисты театра из Улан-Удэ, мы плохо продумали культурную программу в это лето, мы виноваты перед вами, но сейчас в нашем городе на гастролях Большой театр, театр имени Вахтангова, Московский театр эстрады...» Он назвал такое количество театров, которые были у них в это время на гастролях, что пересчитать их не хватило бы пальцев. Еще он сказал: «Мы понимаем, что у вас не будет зрителя, но вы не думайте, что вы — плохой театр. Просто весь город пойдет на столичных звезд». Мы были на гастролях месяц. Ползала к нам пришло только в первый день. Остальные дни — все на аншлагах! Вот каков был уровень этого театра...

 

- И тем не менее, вы его сменили?

 

- Я была молода, достаточно амбициозна и понимала, что мне нужно двигаться дальше. Я сменила шесть театров: служила в Самаре, в Одессе, Мурманске, Ярославле... Но осталась во Владимире.

 

- Как вы оцениваете владимирский театр?

 

- Владимирский театр отличается от всех других тем (и даже приглашенные режиссеры это всегда отмечают), что только здесь происходит этакий «схлест»: коллектив собирается в один кулак и всегда выдает то, что хотел режиссер. Настолько мощная идет мобилизация коллектива. Режиссеры всегда нам признаются в любви, говорят, что с нами по-особенному работается. Дело в том, что нашим директором Борисом Григорьевичем Гуниным мы приучены к каждодневной готовности к труду. Например, даже в обеденные перерывы идут репетиции капустников. И ни у кого не возникает вопросов, когда же жить. Театр — это и есть наша жизнь...

Фото: www.dramavladimir.ru

- Кто ваш любимый режиссер?

 

- Их много. Я могу признаться в любви к рано ушедшему от нас Александру Плетневу и к Сергею Морозову, режиссеру из Питера (играть в его спектаклях — одно наслаждение). Хочу также признаться в любви к до недавнего времени не знакомому мне московскому режиссеру Вадиму Данцигеру, который поставил спектакль «Визит дамы» (бенефис Любови Гордеевой — Прим. авт.). Роль в этой постановке всколыхнула меня, я не думала, что буду такие эмоции испытывать на сцене. Я могу много имен называть: политика театра такая, что у нас приглашают часто замечательных режиссеров...

 

- А у вас, насколько мне известно, тоже есть режиссерские работы...

 

- Это, можно сказать, вынужденная история. Дело в том, что я люблю писать сценарии. Без доли хвастовства скажу, что умею это делать, и по оценке многих людей это у меня неплохо получается. Но когда я отдала первые свои два сценария на постановку, я увидела, что получилось совсем-совсем не то, что я сочинила. И я стала все делать сама: и писать, и ставить. Несколько лет назад Борис Григорьевич предложил мне поставить «Сказку о том, как царь Пётр колдунью одолел» — получилось довольно неплохо, и спектакль прекрасно шел несколько лет. После этого я поставила «Соломенную шляпку», которая идет до сих пор. Через какое-то время я пришла на спектакль и увидела, что он «поплыл», сместились акценты, что-то стало неряшливо. Я перфекционист, и теперь на каждую «Соломенную шляпку» прихожу, слежу, чтобы все было на высоте. Спектакль счастливо живет, хотя смотреть его 50 или 60 раз порой трудно. И, ставя «Шляпку», я окончательно поняла, что я — не режиссер «чужого материала», да и не режиссёр по сути. Фантазировать в своих сценариях и в своих ролях — это моё.

 

- Вы любите импровизировать?

 

- Импровизация — это такая штука, которой невозможно научиться. Это как чувство юмора. Оно либо есть, либо нет. К тому же существуют такие спектакли, которые «очень режиссерские», и импровизировать в них просто нельзя — будет сломан замысел постановщика. С другой стороны, все мы живые люди, и на сцене иногда что-то происходит не так — что-то случайно падает, что-то рвется... Вот тогда импровизировать приходится поневоле, чтобы спасти постановку. Например, есть у нас спектакль, который обожает наша публика — «Номер 13». Там, если помните, есть окно, которое падает в определённые моменты на головы артистов, это очень смешно. Сейчас там сидит человек, который за окно отвечает. А раньше постановщики пытались решить «проблему окна» технически, но техника периодически подводила. Окно падало тогда, когда ему хотелось, или не падало, когда нам под этим окном надо было терять сознание от удара. И поэтому кто-то из актеров бился в сердечном приступе, кто-то запутывался в ногах и ударялся головой об стену, изображая мотивированное отключение... Было очень много импровизаций на эту тему: как отключиться без удара по голове оконной рамой.

 

- В этом сезоне на итоговой пресс-конференции фестиваля фестивалей «У Золотых ворот» всеми членами жюри единогласно были отмечены великолепные капустники, которые показывались после каждого спектакля. Был отмечен их юмор, профессионализм в постановке и блестящая игра владимирских актеров. Неужели все эти 18-20 капустников написали вы? Это же колоссальный труд!

 

- Для фестиваля было создано 44-45 капустников. Я не только написала сценарий, я режиссировала, подбирала костюмы, искала нужную музыку и придумала тексты песен. По условиям нашего фестиваля фестивалей каждый театр, который хочет в нем участвовать, должен прислать заявку и видео. Я эти видеоматериалы отсматриваю. Иногда капустник рождается сразу — чуть ли ни с первых кадров я понимаю, о чем будет идти речь. Но бывают «тяжелые случаи», когда отсматривать приходится по 20-30 раз. Капустник должен быть веселым. Иногда же спектакль настолько грустный, что «выудить» смешное в нём просто невозможно. Такой спектакль привозили к нам, например, из Орла, «Украденное счастье». И было перед капустником сказано: «Это первый грустный капустник за всю историю фестиваля, дорогие орловцы». Они хохотали с первых нот! Наши капустники всегда высоко оценивали коллеги, для которых и делается этот грандиозный сюрприз, члены жюри фестиваля фестивалей Евгения Симонова, Нина Мазур, Валерий Подгородинский. Но никогда не подходил ко мне Александр Мягченков (известный журналист, телеведущий и актер — Прим. авт). А в этом году подошел и сказал, что наша работа очень талантлива, благородна и высокохудожественна и что иногда капустники бывают лучше спектаклей. Очень приятна была такая оценка...Пользуясь случаем, хочу сказать, что теперь я не одна сражаюсь на этом поле юмора, у меня появился талантливейший соавтор — постановщик танцев и пластики актриса Анечка Кукушкина.

 

- Не мечтали бросить актерство и стать сценаристом?

 

- У меня есть работа, которую я люблю, и ее очень много. А сценарии пусть остаются в качестве хобби.

 

- А если бы вы не стали актрисой, то кем бы были?

 

- Я в детстве хотела быть хозяйкой гостиницы. Меня спрашивали об этом не раз, но это всё так по-детски было, что сейчас улыбаюсь, когда говорю об этом.

 

- Каково ваше отношение к современному театру и шокирующим экспериментальным постановкам, где актеры выходят на сцену голые или в классическом произведении прыгают по сцене с кнутом?..

 

- Я хочу сказать, что это глупость, и в основном — режиссерская. Эпатаж ради эпатажа. Не всегда, но как правило. Я вспоминаю в этой связи коми-пермяцкий театр, который приезжал к нам во Владимир с пьесой «Саня, Ваня, с ними Римас». Артисты выходили на сцену в буквальном смысле из-за шторки. Я еще подумала: «Это же невыносимо, так уже не делают нигде, даже в художественной самодеятельности». Но двух минут просмотра было достаточно, чтобы прорыдать до конца спектакля. Ничего красивее я не видела!.. Не нужно никакой крутой режиссуры и никаких голых баб там, где есть сердце. Настолько вкусно, настолько оправданно и настолько честно... Не надо было зрителей ни в чем убеждать.

 

Блиц-опрос

 

- Ваша любимая роль?

- Те, которые играю сейчас. Все их люблю. Из тех, которые были сыграны раньше, с особой теплотой вспоминаю свою Елену Андреевну из «Дяди Вани», Искру из спектакля «Завтра была война» — одна из первых моих ролей в театре. Катерину из «Грозы».

- Какую роль не удалось сыграть?

- Пожалуй, Джульетту. Но не потому, что мне не давали эту роль. Мне ее предлагали много раз, но всякий раз мешали какие-то обстоятельства... Меня приглашали играть Джульетту даже в Болгарии — не отпустил театр.

- А кого хотелось бы сыграть?

- Хотелось бы сыграть роль в безбашенной, роскошной комедии положений. Такой, чтобы зритель умирал со смеха и уползал из зала, согнувшись в три погибели. Что-то похожее на «Номер 13», но новое, свежее...

- Ваше хобби?

- Быть за рулем. Это самое легкое, счастливое время в моей жизни.

- Ваш жизненный девиз?

- Я все успеваю!


|