«Первая художница Петрограда» родилась в Меленках

Владимирские общественники открыли для жителей региона имя великой землячки

30.11.2016 в 13:50, просмотров: 1781

На минувшей неделе на традиционном книжном фестивале «Бу!фест» был презентован Розановский центр, который посвящен творчеству незаслуженно забытой художницы-авангардистки Ольги Розановой, долгое время жившей на Владимирской земле. О том, как возрождался интерес к живописи нашей землячки, рассказывают инициаторы создания центра.

«Первая художница Петрограда» родилась в Меленках
Художница-авангардистка Ольга Розанова Фото: ru.wikipedia.org

Потерянный архив

 

На сегодня актив Розановского центра — это его хранитель, владимирский историк Михаил Бирюков; ученый секретарь центра, историк и журналист Анна Бражкина; директор центра — владимирская общественница Полина Вахотина; глава Попечительского совета центра - директор московского центра авангарда Андрей Сарабьянов; член Попечительского совета центра — искусствовед Вера Терехина и заместитель директора департамента культуры Владимирской области Алиса Бирюкова. Каждый из этих людей прошел свой путь к Розановой. Для Бирюковых, например, эта история началась с опубликованных в местной прессе еще в начале 90-х статей о художниках русского авангарда — Ольге Розановой, Давиде Бурлюке, Наталье Гончаровой.

 

- Автором статей был вязниковец Донат Андреевич Обидин, — говорит хранитель Розановского центра Михаил Бирюков. - Он родился в 1933 году, всю жизнь прожил в Вязниках, работал в школе учителем немецкого языка. В глазах просвещенной общественности Обидин выглядел то Дон Кихотом, то бароном Мюнхгаузеном; остальным он казался просто чудаком, странным человеком. Одним из направлений, которым Обидин интересовался, был поиск людей русского авангарда. А импульсом для этого послужило его знакомство в конце 1950-х с Анной Розановой, старшей сестрой художницы. Анна переехала в Вязники еще до революции и прожила там всю свою долгую жизнь, скончавшись в 1979 году в возрасте 95 лет. Она передала архив сестры Обидину, который и начал просветительскую работу в прессе. Его голос тогда, к сожалению, не был услышан. Накануне 130-летия Ольги Розановой мы с Алисой Бирюковой попытались еще раз привлечь внимание владимирцев к этому имени, опубликовав статьи в одной из местных газет.

Портрет Анны Розановой, написанный Ольгой Розановой Фото: ru.wikipedia.org

Искусствовед Вера Терехина первоначально заинтересовалась полузабытой художницей как фигурой из «круга» Владимира Маяковского, даже не подозревая о биографических «схождениях» с объектом своего исследования.

 

- Вера Николаевна окончила то же самое владимирское учебное заведение, что и Ольга Розанова (раньше это была женская гимназия, потом — школа №1), — рассказывает ученый секретарь Розановского центра Анна Бражкина. - В 60-х она оказалась на работе в музее Маяковского в Москве, единственном тогда научном центре в СССР, который последовательно занимался авангардом. В музее имелся архив Ольги Розановой, который потихоньку показывали на коллективных выставках. Делал серию этих выставок в 1965-66 годах легендарный историк авангарда, жесткий, едкий литератор, одержимый коллекционер и страшно убедительный человек Николай Харджиев, лично знакомый со многими художниками-авангардистами. При этом Харджиев ценил Розанову чуть ли не больше всех других ранних авангардистов. Узнав о вязниковском архиве, он начал Обидина «неистово обрабатывать». В конце концов розановский архив перекочевал из Вязников в Москву. Потом Харджиев уехал со всем накопленным за границу. Душещипательная история о судьбе его архива — это отдельная тема, но, так или иначе, этот архив сравнительно недавно вернулся в Россию и еще мало изучен.

 

- К началу 1990-х Вера Терехина, регулярно приезжающая во Владимир, была уже профессором Института литературы РАН и ключевым специалистом «по Розановой», — продолжает Анна Бражкина. - С ее подачи Владимирская областная научная библиотека сделала выставку с публикациями о Розановой к 120-летию художницы. Но владимирцев такими тонкими и нежными штуками было не пронять!

 

«Арт-субъект» открыл глаза

 

Еще одна часть этой истории началась около года назад, когда директор букинистического магазина «Эйдос» Полина Вахотина, организатор книжного «Бу!феста», темой которого в тот раз было искусство, вдохновившись успехом, решила провести еще и художественный фестиваль, «Арт-субъект», чтобы показать на нем продвинутое «молодое» искусство Владимира.

 

- Я собирала команду людей, которые могли бы нам в этом помочь, — вспоминает Полина Вахотина. - Среди них была моя давняя подруга Анна Бражкина, большой специалист по современным региональным культурам. Она в это время жила в Праге, но приехала во Владимир. Чуть ли не в день приезда она выяснила, что во Владимире жила Ольга Розанова, возликовала, изумилась, что тут о великой художнице почти никто не знает, и заявила, что лучшего защитника молодого искусства на свете быть не может. И мы поставили Розанову в центр нашего фестиваля «Арт-субьект», а Аня взялась делать ретроспективную выставку.

В центре: Алиса Бирюкова, Полина Вахотина и Анна Бражкина на выставке Ольги Розановой Фото предоставлено Розановским центром

- Это было, наверное, непросто?

 

- Это было дерзко. Работы Розановой рассеянны по музеям всей России. До сих пор никто не проводил ее большую ретроспективную выставку. А мы на подлинники не замахивались — решили показать Розанову в качественных «репродукциях в размер». И сопроводить выставку настоящей научной конференцией. Ну, чтобы владимирцы наконец поняли, какое сокровище они упорно игнорируют.

 

- Иными словами, в нашем городе силами общественников состоялась первая в истории полная выставка работ Розановой?

 

- Почти полная выставка ее живописи. Но силами не только общественников. Нам страшно повезло в том, что департамент культуры области оказался не меньше нашего увлечен Розановой. Курирующая подобные проекты Алиса Бирюкова сама была автором статей о Розановой! К делу подключился также Центр пропаганды изобразительного искусства. И в результате все 16 музеев, в которые мы обратились, дали разрешение на бесплатное использование изображений всех хранящихся у них розановских работ, и даже прислали сами эти изображения, в хорошем качестве. Дольше всех сопротивлялся Русский музей, который упорно не мог понять, почему бы нам не заплатить за его картинки.

 

- Как же удалось их уломать?

 

- Помог добрый Александр Боровский, которые заведует в Русском музее отделом новейших течений. А на конференцию к нам согласился приехать сам Андрей Сарабьянов, глава московского Центра авангарда. Фестиваль «Арт-субьект» прошел с оглушительным успехом, в нем участвовали десятки владимирских молодых художников. В финале выставки-конференции Андрей Дмитриевич сказал, что во Владимире надо создавать фонд Ольги Розановой. И вот теперь такая структура создается, а Сарабьянов возглавляет ее Попечительский совет.

Андрей Сарабьянов и Вера Терехина Фото предоставлено Розановским центром

* * *

Несмотря на то, что Розановский центр еще не зарегистрирован, он уже функционирует — организует вторую розановскую выставку-конференцию во Владимире, делает общие проекты с музеем школы №1, готовит к публикации две книги, планирует открытые заседания во Владимирской областной научной библиотеке.

 

Справка МК

 

Ольга Владимировна Розанова родилась 21 июня 1886 года в Меленках, скончалась от дифтерита 7 ноября 1918 года в Москве. Была одной из крупнейших художниц русского авангарда с уникальным колористическим талантом. В 1917 году создала один из мировых шедевров беспредметной живописи ХХ века — картину «Зеленая полоса», которую ставят в один ряд с полотном Малевича «Черный квадрат».

Русский поэт-футурист Алексей Крученых называл Розанову «Первой художницей Петрограда» (после окончания Владимирской женской гимназии она жила в Москве и Санкт-Петербурге).

«Зеленая полоса» Фото: arthistoryproject.com

О художнице рассказывает директор московского Центра авангарда Андрей САРАБЬЯНОВ: - Она постоянно возвращалась во Владимир и проводила тут по нескольку месяцев, во Владимире написана значительная часть ее полотен. Возможно, благодаря этой дистанции со столицами ей удалось сохранить полную независимость и внутреннюю свободу. Ведь и в Петербурге, и в Москве ее окружали чрезвычайно амбициозные коллеги. Как художник, она прошла все стадии «нового искусства» и создала собственное направление — «цветопись». Ее чрезвычайно ценил лидер итальянских футуристов Маринетти. Только через 40-50 лет знаменитые американцы Барнетт Ньюманн и Марк Ротко смогли самостоятельно прийти к тому же, что открыла Розанова. Ее посмертная выставка стала первой государственной выставкой новой, советской России. За право присоединить розановское наследие к собственным школам боролись Малевич, Татлин и Родченко. Тем не менее, наследие Розановой оказалось надолго исключено из мирового художественного пространства.

Только после выставки «Амазонки русского авангарда», подготовленной Музеем Гуггенхайма и Третьяковской галереей и побывавшей в 1999-2000 годах во многих мировых культурных столицах, включая Нью-Йорк, имя Розановой прочно вошло в искусствоведческий оборот. Сегодня работы Розановой участвуют в 30-50 выставках в России и за рубежом ежегодно. Но серьезно занимается исследованиями ее творчества только небольшая группа российских специалистов.

Розановский центр во Владимире создается очень вовремя. Мы даже не представляем, какие поразительные открытия нас ждут!