«Я устал, я ухожу...»

Желание послать всё к черту и уехать далеко и надолго сегодня называют заморским словом «дауншифтинг»

12.10.2016 в 14:41, просмотров: 1900

То ли дело в моде, то ли всех в одночасье накрыл кризис среднего возраста, только вдруг многие мои знакомые стали круто менять свою жизнь. Кто-то наплевал на карьеру и занялся разведением коз, кто-то и вовсе переехал в другую страну, не имея средств к существованию...

«Я устал, я ухожу...»
Фото: vk.com

Расшифровка термина

 

В обиход все более прочно входит термин «дауншифтинг» (англ. downshifting). По одному из определений, это переход с высокооплачиваемой, но связанной с чрезмерным стрессом, нагрузками и отнимающей все свободное время работы на более спокойную, хотя и низкооплачиваемую по сравнению с прежней. Но сегодня термином «дайншифтинг» все чаще называют не только смену работы, но и в принципе кардинальную смену обстановки, связанную со спуском на несколько социальных ступеней вниз. Процесс это больше характерен для людей среднего возраста (о чем уже говорилось выше). «Молодняк» еще не созрел, а «пенсия» на перемены уже не способна. Классика жанра — офисный работник, которому в какой-то момент становится невыносимо каждый день приходить в душный офис, или бизнесмен, который, проснувшись однажды утром, говорит: «Я устал, я ухожу» - и, продав активы, устремляется в деревню пасти коров и разводить кроликов.

 

Чаще всего дауншифтинг оказывается временным — офисные работники, подтвердив на своем опыте истину «кто не работает, тот не ест», возвращаются в душный офис, а бизнесмены, глядя на высокие удои, начинают делать фермерский сыр и продавать авторский навоз… Но отдельные индивидуумы становятся дауншифтерами навсегда.

 

Классификация

 

Осознанный отказ от участия в «крысиных бегах» в пользу того, чтобы жить не как надо, а как хочется, по моей личной классификации делится на пять видов.

 

Вид №1. «Крестьянский»

 

Интернет-философы говорят, что первым дауншифтером этого вида стал не кто-нибудь, а сам Лев Толстой. Он де попрал дворянские ценности и отправился ближе к природе со всеми вытекающими.

 

Более современный пример — изобретатель финансовой пирамиды Герман Стерлигов. Он сделал из своего дауншифтинга целое шоу. После переезда в деревню Стерлигов стал колесить по стране в строгом костюме и с бородой и рассказывать людям, как надо возвращаться к истокам.

Но Лев Николаевич вместе с Германом для владимирцев персонажи почти мифические. Поэтому перейдем к реальным людям. Вот уже порядка пяти лет я покупаю своим детям козье молоко у Марины П. Глядя на то, как ловко она управляется с пятью козами и дюжиной кур, как профессионально рассуждает о комбикормах и молочных заквасках, я и подумать не могла, что раньше она была управляющей одного из крупных владимирских супермаркетов. Оказалось, что ей, успешному управленцу с двумя высшими образованиями, пришлось уйти с работы, когда ее сына из-за проблем со здоровьем перевели на домашнее обучение. Врачи посоветовали повышать иммунитет козьим молоком. Семья регулярно покупала его на рынке у одного и того же продавца. Однажды этот продавец полушутя-полусерьезно предложил постоянным клиентам завести козочку. Марина, думая, что это скорее шутка, сказала: "Привозите, ждем!". И он привез.

 

- Я и представить не могла, что занятие сельским хозяйством так меня увлечет и будет не менее прибыльным, чем работа в офисе, — говорит Марина. - Коллега, сменившая меня «на боевом посту», сейчас получает около 30 тысяч рублей. Столько же я имею в качестве прибыли от продажи молока, сыра и яиц. Сравнивать эти два занятия бессмысленно. Лично для меня очевидно, что я сделала правильный выбор.

 

Вид №2. «Ради цветов жизни»

 

Идея проводить с детьми больше времени простимулировала моего хорошего знакомого, Александра, уехать из Владимира… на Кипр, в местечко Пиргос, на севере острова.

 

- Ты не представляешь, какой это стресс, когда ты взял в долг несколько миллионов, вложил их в проект и ждешь - пойдет не пойдет. А у тебя штат полсотни человек, и всем надо платить зарплату. Я нервный все время был, злой, как черт, - вспоминает Александр. - В один прекрасный момент я понял, что это никому не надо, потому что я 24 часа в сутки на работе, не вижу ни жены, ни детей - только документы, деньги и рожи чиновников. Тогда я продал бизнес, часть денег положил в банк, а на оставшиеся купил дом с землей на Кипре. Я ехал вникуда. Но сейчас нисколько не жалею.

 

В этой истории, кстати, тоже есть место и козам, и курам. Александр завел пяток тех и других, потому что поначалу с деньгами было туговато. Потом вместе с женой они освоили производство сыра на продажу. На земле, которую он купил, была небольшая оливковая роща и несколько десятков апельсиновых деревьев.

 

- Климат - обалденный, дети почти круглый год едят натуральные фрукты и овощи, - рассказывает Александр. - Я понял, что здесь делали греки на протяжении всей истории своей цивилизации - они наслаждались жизнью. Мы с моей семьей сейчас занимаемся тем же самым.

 

Вид №3. "Пляжный"

 

В отличие от Марины и Александра, дауншифтинг Анны и Леонида не имел конкретных благородных целей. Она - маркетолог, он - дизайнер. Вместе - десять лет, но серьезных планов, связанных с женитьбой и детьми, у них не было. Зато они как-то вдруг воспылали теплыми чувствами к холодной Англии, в частности к Лондону. И решили туда съездить, но не как туристы, а как потенциальные граждане Великой Британии. Они продали годовалый «Форд Фокус», подкопили и, уволившись с работы, улетели на родину Шерлока Холмса с одним миллионом рублей на депозите. Скачки курса валют с каждым днем делали их пребывание в стране все дороже. Если на момент переезда стоимость арендованной комнатухи в 10 кв.м составляла 75 тысяч рублей, то буквально за пару месяцев из-за роста фунта она поднялась до 102 тысяч рублей «на русские деньги». В общем, прожив в Лондоне три месяца, они решили переехать на Бали.

 

Здесь надо сказать, что Бали, Гоа и Таиланд — любимые места российских дауншифтеров. Тепло, светло, море, море и мир бездонный. А в качестве основного аргумента — низкие цены на жилье и еду. Аренда двухэтажного бунгало с современным интерьером, бассейном и ежедневной уборкой обошлась моим приятелям в 15 тысяч рублей в месяц. Примерно столько же они тратили на все остальное, при этом не отказывая себе в удовольствиях вроде уроков серфинга и походов в кафе. И тем не менее еще через три месяца остатки накоплений стали стремиться к нулю, виза подходила к концу. Они признались друг другу, что соскучились по работе, родному Владимиру и салату «Оливье». И вернулись обратно. Теперь находятся в поиске работы.

 

- Половина дауншифтеров, как мы, пожив какое-то время в свое удовольствие, возвращаются домой, а другие остаются там, где море и солнце, навсегда, - делится своими впечатлениями Леонид. - Они живут на нелегальном положении, сдавая квартиру в России — этого хватает на существование в достатке, но без шика. Те, у кого нет квартиры, сдают кровь и сперму, рисуют-вышивают-вяжут на продажу — стараются как могут. На Бали мы познакомились с юристом Максимом, он сам из Питера. До Бали работал в «Газпроме». Он рассказывал, что там о-очень приличные зарплаты, но про выходные и личную жизнь можно забыть сразу после подписания трудового договора. Максим пахал, как мерин, семь лет без выходных и отпусков, а поводом изменить жизнь стал нервный срыв. Он рассказывал, что бухал неделю. Со всеми поссорился, начальнику высказал все, что он о нем думает. Сдал на ответственное хранение друзьям документы и ценности и приехал на Бали. Но ему месяца хватило, чтобы собрать мысли в кучу, «накушаться свободы» и уехать обратно в любимый Питер. На прежнюю работу Максим, по понятным причинам, даже не пробовал устроиться, нашел корпорацию поскромнее, встречается с девушкой, занимается спортом, счастлив на сто процентов.

 

Вид №4. «Реанимационный»

 

Многие становятся дауншифтерами после любовной драмы. Например, моя соседка Тамара Н., обнаружив в 30 лет, что годы уходят, а принца на белом коне что-то не видать, выскочила замуж за своего бывшего одноклассника. Все бы ничего, но одноклассник на тот момент только что сел на пять лет за хранение наркотиков. Свадьба пела и плясала прямо в местах лишения свободы — романтика «зашкаливала». Тамара почти три года отсылала и отвозила «муженьку» деньги, продукты, теплые носки и новые трусы. Помогала его престарелой матери, которая, обрадовавшись перспективе стать бабушкой, решила подарить «молодым» квартиру. Тамара занималась и покупкой квартиры, и ее ремонтом. На себе таскала мешки с тяжелым плиточным клеем, искала и оплачивала отделочников, оконщиков, мебельщиков. Когда показался свет в конце тоннеля под названием «УДО», Тамара буквально считала дни. Только вот зря. Потому что вышедший на свободу муж честно признался, что он Тамару больше не любит. Мол, дуй на все четыре стороны, прошу меня понять и простить. Это с учетом того, что передачки она, как жена, формировала и оплачивала самостоятельно, квартира, записанная на мать мужа, также была отремонтирована за ее счет. До сих пор не понимаю, как она не загремела в психушку после такого предательства. Но Тамара нашла в себе силы уволиться с работы и поехать к подруге в Израиль — та давно звала в гости. Не прошло и полгода, как в соцсети я увидела свадебные фотографии соседки. А еще через полгода — фотографии ее маленького сыночка. Из чего можно сделать вывод, что вынужденный, если не сказать выстраданный дауншифтинг ей пошел на пользу.

 

Вид №5. «Хронический»

 

Однако примеры дауншифтинга далеко не всегда являются историями успеха. Причина вот в чем: все четко понимают, от чего они хотят убежать, но не все - к чему стремятся. И трудности новой жизни могут многих надломить похлеще привычных минусов прошлого. Для рафинированного горожанина деревенская жизнь может оказаться не пасторальной картинкой, а сущим адом. А смена города или страны может привести к проблемам со здоровьем или даже с законом.

 

Мой бывший коллега, Андрей, уволившись с доставшей работы, вот уже почти два года не может трудоустроиться. Он взял несколько кредитов и теперь «пользуется популярностью» у коллекторов и приставов. Ждет «достойной работы с достойной зарплатой», поплевывая в потолок и питаясь за счет родителей-пенсионеров...

 

Но это скорее уже не дауншифтинг, а просто тунеядство. А настоящий дауншифтинг должен нести положительные изменения и быть не тупиковой ветвью жизни, а ее новым, открывающим большие перспективы витком.