Ужасы нашего городка

Истории из детства

04.07.2018 в 01:56, просмотров: 521

Кто не любит послушать страшилки у костра? Когда много народу и все смеются над глупыми историями. Тогда даже самые ужасные рассказы кажутся веселыми, хотя и жуткими баснями. Но когда потом вспоминаешь о них в одиночестве ночью под одеялом, уже не до смеха. А тем более, если сам становишься свидетелем непонятного. Корреспондент «МК» во Владимире» вспомнил случаи, когда чуть не поседел раньше времени. Нервным не читать.

Ужасы нашего городка
Фото: detki-pogodki.ru

«Там девочка»

 

Еще дед говорил мне, что в кладовке «живут мраки». Конечно, чтобы я туда не лазила. А мне, наоборот, так хотелось увидеть хотя бы одного мрака! Но не довелось. Впрочем, не зря говорят, что маленькие дети видят то, чего не видят взрослые. У каждого ребенка есть невидимые друзья и враги. Вторые обычно «тусуются» под кроватью или в самых темных уголках квартиры. Как правило, это Бабайка или его аналог. Но это у тех, кто без фантазии. Лично под моей кроватью обитал Паголь — он был похож на верблюда и всем портил настроение. По крайней мере, так я жаловалась на него взрослым. У Паголя был соратник — Мягкий Знак. Он почему-то тоже был нехорошим. В темное время суток я выходила из комнаты только с ножницами в руках, на случай, если придется обороняться. А бывают детские «фантазии» и пострашнее. Многим знакома ситуация, когда малыш тычет пальчиком в пустоту и говорит: «Там дядя». К примеру, моя дочь однажды темным вечером перед тем, как заснуть, указала в темноту:


- Девочка.

- Какая девочка? — содрогнулась я.

- Она здесь, — шепотом произнесла дочь в лучших традициях фильмов ужасов и заснула. А я тряслась до утра.


Еще более жуткая история произошла у знакомых. Их маленькая дочь, которая еще не умела говорить, постоянно показывала на стену, где, кроме обоев, ничего не было. В итоге родители взяли фотоаппарат и запечатлели стену. С фотографии на них смотрели грозные полупрозрачные фигуры. Квартиру освятили.

 

«Домовой, ты здесь?»

 

Кто не вызывал в детстве духов, домовых, Пиковых дам и даже пьяных ежиков? Вот и мы проводили опасные ритуалы. Способов была масса. Мне запомнился фокус с карандашами. Два карандаша, соприкасаясь друг с другом, должны были оставаться в горизонтальном положении на весу. Первый карандаш грифелем упирался во что-то твердое, например, в стену, а второй надо было держать за кончик, таким образом эта нехитрая конструкция не падала. Это был своеобразный портал в мир домовых. Мы задавали им вопросы, а они с помощью движения карандашей отвечали. Если в месте соприкосновения карандаши неожиданно шли вниз, образуя галочку, это означало «нет». Если вверх и получалась будто крыша домика, — «да». Если карандаши не двигались и линия оставалась прямой, значит, «нам не отвечают». Домовым, как правило, задавались волнующие нас вопросы, а карандаши невольно показывали «да» или «нет», в зависимости от того, что мы хотели услышать. Но тогда никто не сомневался, что с нами беседуют на самом деле.

 

- Домовой, ты здесь? — с этого начинался каждый сеанс. Затем карандаши неизменно показывали «да», чем вызывали общий восторг. Но кричать было нельзя: спугнешь домового.


Еще один способ вызывания — нарисовать на зеркале ступеньки зубной пастой. Почему именно зубной пастой, никто не знал. Пастой — и все. По словам подруги, ночью ей удалось увидеть в зеркале фигуру, которая спускалась по нарисованным ступенькам. Я попыталась повторить ритуал. Но кроме себя в перемазанном зубной пастой зеркале я никого так и не увидела. Пожалуй, к счастью.

 

Призрак

 

В нашем доме жил настоящий призрак. Он всегда появлялся внезапно и медленно перемещался по двору, заложив руки за спину. Иногда нам казалось, что он смотрит на нас исподтишка и улыбается. Мы боялись призрака и всегда следили за его движениями издалека. Мы дали ему имя Мэс. Когда он возникал где-то неподалеку, мы сигнализировали друг другу: «Мэс!» и кидались врассыпную. Мэс был мужчиной без возраста. Определить, сколько ему лет, было невозможно. Много легенд ходило про Мэса. Самая страшная, что он бывший маньяк и теперь ему нет покоя. А между тем Мэс был безобидным соседом.

 

Призраком мы прозвали его за внезапные, как из воздуха, появления и за парящую походку. Его звали не то Миша, не то Саша. И мы придумали Мэса. Впрочем, мы были уверены, что он «оттуда». А это был обычный человек. Он просто гулял и никого не трогал. Вот такой спокойный призрак.

 

Крюгер в подвале

 

Средоточием зла в детстве мне казался подвал. Кем только моя фантазия его не населяла. Иногда мы ходили туда «просто испугаться». Казалось, за каждой трубой прячется нечто. «Наверное, ад — это подвал», — думала я. В итоге мне стало так страшно, что я уже не хотела «ходить пугаться» и решила отвадить от подвала подруг. В то время был популярен ужастик «Кошмар на улице Вязов», где главный герой Фредди Крюгер приходил к своим жертвам во снах. Я объявила, что «дяденька в перчатках с ножами» прячется в нашем подвале. Помню, взрослые чуть не вызвали милицию. А интерес к подвалу только возрос.

 

Мужик в воде

 

Посидев у костра и наслушавшись самых разных баек бесчисленное количество раз, я могу вспомнить еще много страшилок. Всеми любимая «Черная рука» по сравнению с ними — детская сказка. Вот послушайте.

 

- У нас в деревне жила бабушка, — рассказывал нашей честной компании один приятель, глядя на искры костра. - Днем она всегда носила при себе мертвого кота. А ночью в ее доме кто-то мяукал.


В темноте рассказ звучал особенно зловеще и волосы на голове шевелились сами собой.


- А я знаю реальную историю, — нагонял страху другой. - К людям подошла лошадь и заговорила. Девочка одна вдруг закричала мужским басом. Ее к экзорцисту отправили. А еще у нас кладбище рядом с домом. Мы уже привыкли: то тень промелькнет, то холодком пробирает.

 

- Мы ночью рыбачили, — говорит третий. - Смотрим, у берега полно сомов. Это рыбы-падальщики. Вдруг видим — в камышах по пояс в воде стоит мужик. Весь мокрый, вода с него течет. Говорим: «Иди сюда!» А он как закричит: «Мне нельзя!» Мы деру дали оттуда и больше ночью не рыбачили.


Можно, конечно, вспомнить еще что-нибудь. Но, пожалуй, этого хватит. Вдруг вы еще и на ночь читаете.