Такая восточная любовь

Не все курортные романы заканчиваются одинаково

20 сентября 2017 в 18:18, просмотров: 904

Отдыхая на курорте в Турции, я познакомилась с Ириной, соседкой по этажу. Обычная молодящаяся тетка неопределенного возраста. Ирина отдыхала одна, я тоже. Через пару дней знакомства мы с ней засели у бара, и под турецкий раки она рассказала мне историю любви, про которую можно снимать фильм.

Такая восточная любовь
Фото: radikal.ru

«Все-таки 25»

 

- Все началось чуть больше десяти лет назад, когда я (мне тогда было 48) поехала отдыхать в Египет, — начала свой рассказ Ирина. - Отдых мне понадобился после второго развода с мужем. Мы два раза женились и два раза разводились. Причем перед второй свадьбой он клялся и божился, что все, почему мы развелись в первый раз, больше не повторится в нашей жизни. А причины банальные — пьянки, гулянки, не работал и играл в казино. Он проиграл две квартиры, что тут скажешь...


Отдых шел своим чередом. Пляж-бассейн-шведский стол, и снова по кругу. Чтобы разбавить это расписание, я решила съездить на экскурсию на яхте и там обратила внимание на экскурсовода. Он показался мне чуть моложе меня. Я подумала, что ему около 40 лет. Не смазливый восточный принц, как большинство египтян, а, наоборот, некрасивый — мясистое лицо с глубокими морщинами, нос-картошка, волосы как щетка. Вот только глаза большие, черные-черные и грустные. Мы несколько раз переглянулись, потом, заметив мой интерес, он подошел и пригласил меня вечером прогуляться. Я, конечно, согласилась.

 

Мы погуляли, выпили кофе. Из-за трудностей перевода он молчал, и говорила в основном я. Я работаю в международной фирме и хорошо знаю английский. В конце вечера я задала волновавший меня вопрос о том, сколько ему лет. Он ответил: «Двадцать пять». Я несколько раз его переспросила, на русском, английском и языке жестов. Все-таки 25.

 

«На мне рано ставить крест»

 

Ирина закурила сигарету, и горько усмехнулась:


- Я тогда подумала: «Ну почему у меня в жизни всегда все не как у людей?!». Понимаешь, в кои-то веки мне понравился мужчина, и он оказался настолько моложе меня. С одной стороны, мне стало понятно, почему я его зацепила: парень хотел раскрутить русскую старушку на деньги. С другой, он, мягко говоря, не красавец и не всякая богатая женщина, даже в возрасте, захочет с ним заводить шуры-муры.

 

Следующую неделю мы каждый вечер были вместе. Я по отелю ходила с улыбкой от уха до уха, бабочки в животе и все такое. Он, наверное, руки потирал, что добыча попалась в сети. Хотя я трезво осознавала, что у нас не курортный роман, а взаимовыгодное сотрудничество. Ему от меня были нужны деньги и перспектива жить за мой счет, а мне — чувство, что я кому-то нужна и что как на женщине на мне рано ставить крест.

 

«Денег я не считала»

 

- Когда отпуск закончился, я все взвесила, поняла, что ничем не рискую, кроме девичьей чести, — Ирина захихикала. - Короче, решилась на продолжение романа. Примерно два года с небольшим я приезжала к нему раз в пару месяцев, снимала квартиру, и неделю у нас с ним был настоящий медовый месяц. Я кайфовала от того, что у меня есть мужчина, который смотрит на меня влюбленными глазами и обеспечивает регулярным сексом. Кстати, про секс: мой парень делал все очень по-мусульмански — мужчина сверху-женщина снизу, никаких разговорчиков в строю! Так что это было, в общем-то, не главное, если ты вдруг подумала, что я старая нимфоманка.

 

Со своей стороны, я баловала его как ребенка. У меня старший сын ненамного младше его, поэтому я знала, чем он интересуется, что носит и как хочет проводить время. Я привозила ему модную одежду, дарила телефоны и планшеты. Денег я не считала, потому что сполна получала отдачу.

 

«Нам было вместе так по кайфу»

 

- Надо сказать, что Египет — это страна, в которой очень много бедных людей, — Ирина подперла подбородок рукой, и я обратила внимание на увесистый золотой браслет и кольцо с огромным бриллиантом. - Мой кавалер, к примеру, работал гидом на яхте и получал 150 долларов в месяц. Жил он на съемной квартире, в которой вместе с ним проживало всего 18 (!) человек. Питался — остатками еды от туристов. И можно сказать, что ему еще повезло в его египетской жизни. Уборщики в отелях часто получают еще меньше. А официанты и менеджеры на ресепшене, может быть, и имеют чуть больше, но работают в таком графике, что наш Стаханов молча курил бы в сторонке.


В таких нечеловеческих условиях многие живут и работают всю жизнь. Но есть одна лазейка, как мужику-египтянину продвинуться по социальной лестнице быстро и наверняка. Это как раз — обеспеченная туристка, как правило, старше по возрасту.

 

У его соседей по квартире было даже что-то вроде соревнований «Моя мне айфон подарила», «А моя макбук». Вершиной карьерной лестницы считалось, если старая любовница покупала квартиру! Как говорится, круче только яйца и собственный отель. Мой парень в соревнованиях сначала не участвовал, потому что, как я уже говорила, не вышел рожей. Ну не принц он, хоть ты убейся, так, погонщик верблюдов. А потом, смотрю, раз что-то там про семейный очаг проскользнуло, два, ну, понятно, думаю. Решил тетеньку развести. Я в принципе не против была, деньги у меня имелись. Однушка в Хургаде стоит на русские деньги порядка миллиона с копейками. Я морально готовилась к покупке, зарабатывала деньги. Сомнений не было никаких. Все два года наших отношений мы насмотреться друг на друга не могли, нам было вместе так по кайфу... Я не могу этого описать. Со стороны — мама с сыном. Я очень скептически относилась к такому роману с самого начала, и мой внутренний критик все время меня одергивал: типа какая любовь, какие чувства, ему от тебя только деньги нужны. Но между нами были огонь, химия, магия. И по истечении этих двух лет я чувствовала, что не только деньги, но и я ему тоже не безразлична.

 

«Будем жить как друзья»

 

Ирина вспоминает, что после того, как я дала согласие на приобретение жилья, ее суженого как подменили.


- Он уже не гладил мне руки, не целовал пальцы, в аэропорту встречал без цветов и особенных эмоций. Когда я первый раз это заметила, то подумала: «Показалось». Климакс, знаешь ли, нервишки шалят. Потом приехала через два месяца. Все стало еще ужаснее. Он встретил меня в аэропорту, клюнул в щечку и повез в квартиру, которую мы обычно снимали.
Когда я сказала, что устала как собака и хочу спать, он даже обрадовался.


Ночью я проснулась. И произошла такая сцена, которую мне стыдно описывать, но она показывает, как изменилось его отношение ко мне. В общем, я проснулась и увидела, что он смотрит порно и мастурбирует. Я сделала вид, что не заметила этого спросонья, и пошла в туалет. Когда я вернулась, он даже не удосужился прервать процесс. Тут я закипела и сказала: «Я прекрасно знаю, что у нас огромная разница в возрасте, и понимаю, что весь роман — это игра. Я принимаю ее правила и трачу на тебя кучу денег. И если ты хочешь продолжать получать от меня все то, что я давала тебе все это время, будь любезен, люби меня и относись ко мне с уважением, а не с тем пренебрежением, которое ты сейчас демонстрируешь!».

 

Я сказала ему что найду, если захочу, толпу египтян его возраста, которые хотят жить лучше за мой счет, а вот ему ничего не светит и я — единственная желающая, которая согласилась раздвинуть перед ним ноги. Я лупила его одеялом и швырялась в него телефонами, сбрасывала шмотки с балкона. Он тоже был в бешенстве и крыл меня на чем свет стоит. Скандал был — пипец. На шум сбежались соседи, вызвали полицию. Но мы уже были женаты — по египетским законам мы оформили брачный договор — и претензий у полиции к нам не было.

 

Когда после нескольких часов разборок мы, красные и уставшие, сели на диван, он признался: «Только уйти я никуда не смогу — я сдал свою кровать знакомому на две недели, пока ты будешь здесь». Я сказала: «Оставайся, будем жить как друзья».

 

«У нас другие мужчины»

 

Ирина сказала, что он пытался помириться, но она четко решила, что больше ничего не будет.


- Все, что я описала, произошло в апреле. Вернувшись в Россию, я ужасно страдала первое время. Сама понимаешь, у нас другие мужчины, нет таких голодных во всех смыслах. Найти себе приличного собеседника, не то что любовника, — это большая проблема. В общем, честно скажу, я еле сдерживалась, чтобы ему не позвонить. Пересматривала фотки, рыдала, вспоминала, как мне было с ним хорошо, и надеялась, что он поживет без моих денег и объявится. Я уже была согласна на все...


К концу года мои мучения ушли, боль притупилась, и я практически о нем не вспоминала. Только иногда думала: как несправедлива судьба. Вот родись он в России на двадцать лет раньше, я пошла бы за ним хоть на край света. С его умением приспосабливаться к жизни он мог бы стать крутым бизнесменом... Еще я злилась, что не старею, — в моем почтенном возрасте внутри меня живет бешеная девчонка.


В очередной раз ведя внутренний диалог, я возвращалась с новогоднего корпоратива в длинном платье и неудобных каблуках. Я решила срезать не по переходу, и меня сбила машина...

 

«К жене он равнодушен»

 

- Когда я очнулась в реанимации и медсестра дала мне телефон, я увидела 170 неотвеченных вызовов от него. Я даже не знала, чему мне больше радоваться: что я осталась в живых или что он, наконец, обо мне вспомнил, — Ирина снова закуривает. - Я перезвонила. «Что с тобой случилось?! Почему ты не берешь трубку? Я чуть с ума не сошел!! Я почувствовал, что у тебя — беда».


Может, ты посмеешься над мои признанием, но в этот момент я поняла, что судьба есть и моя судьба — это он. Ну не могло быть таких совпадений — он начал звонить в момент аварии и звонил почти сутки, пока я не очнулась. А до этого восемь месяцев тишины.


Растаяла я не сразу. Я стала его проверять. Для начала пригласила полюбоваться на меня. К моему удивлению, он прилетел в Россию. Гладил мое изуродованное отеками лицо, заглядывал в глаза с кровавыми белками, помогал ходить, короче, все было так, как будто не было расставания. Я объявила ему, что не могу больше давать ему денег. Он сказал, что сам будет мне помогать, и даже несколько раз высылал мне по 30 долларов. Для меня это копейки, но, зная, как они достаются ему, я наслаждалась местью. Где-то через полгода я поправилась, и он пригласил меня приехать за его счет! Ну, тут я сдалась.


Мы много путешествовали в тот приезд, катались на пароходе по Нилу, ездили на какие-то достопримечательности, про которые не знают туристы, целовались, как студенты, и трахались целыми днями. После этой поездки все вернулось на свои места... Меня стала мучить совесть, что я не смогу родить ребенка, и я предложила ему жениться. Мы вместе выбирали ему вторую жену. Это звучит дико, но я подумала, что пусть у него лучше будет постоянная женщина, чем он будет изменять мне с такими же туристками, как я. Еще, не дай Бог, найдет себе вариант получше. Короче, был «кастинг». Я выбрала полненькую скромную девочку, спокойную, как утюг. Она была согласна на все условия, ну — что я буду первой женой, а она второй. Ей было по фигу, хоть сорок пятой.

 

Они сыграли свадьбу. Квартиру я все-таки купила. И вопреки всякой логике оформила ее на своего парня. Это был своего рода тест. Думаю: «Если пошлет меня после этого, так мне и надо, доверчивой дуре». Но он не послал. Родил двух детей. К жене он равнодушен, это правда. А вот у меня с ним любовь. Как в песне: «Такая вот восточная любовь». 






Партнеры