Федор Левицкий: «Быть оператором — это значит, вылезая из кожи, добывать картинку»

Наш земляк прошел путь от ассистента на региональном телеканале до профессионального оператора на федеральном

27.12.2017 в 01:00, просмотров: 4664

Зрители вряд ли задумываются, что при просмотре местных новостей по телевизору видят событие «глазами оператора» — человека, который заснял происходящее на камеру. Никакой, даже самый удачный журналистский текст не спасет плохо снятый репортаж. А потому на операторах лежит огромная ответственность. На языке телевизионщиков это называется «отвечать за картинку». Тем не менее работать оператором на ТВ хотят многие. Федор Левицкий рискнул взяться за профессиональную камеру без малейшего опыта. Что из этого вышло, расскажет он сам. 

Федор Левицкий: «Быть оператором — это значит, вылезая из кожи, добывать картинку»
Федор Левицкий с коллегой Фото: Екатерина Дронова

«Я должен быть на ТВ»

 

Екатерина Дронова: - Привет, Федор!


Федор Левицкий: - Привет!

 

ЕД: - Ты сейчас работаешь оператором на известном федеральном телеканале. Выезжаешь на съемки с журналистами. От тебя зависит, как будет выглядеть репортаж. Можно сказать, зрители всей страны видят происходящее твоими глазами. А ведь карьера начиналась во Владимире...


ФЛ: - Во Владимир я переехал из Самарской области еще в детстве. Не могу сказать, что всегда мечтал работать на телевидении. Когда учился в начальной школе, ходил в фотокружок. Пожалуй, это было единственное увлечение, которое как-то связывает меня с нынешней профессией. Но именно в кружке у меня сложился романтический образ работника СМИ.

 

ЕД: - Впервые ты попробовал себя в качестве оператора на одном из владимирских телеканалов. Как ты попал на «Вариант»?


ФЛ: - Весьма случайно. Я окончил колледж и стал работать в офисе, пока не наткнулся на объявление, что на одном из владимирских телеканалов требуется сотрудник. Я позвонил, но приятный женский голос в трубке сообщил, что я опоздал, уже взяли человека. Однако мысль, что я все равно должен быть на ТВ, прочно засела в голове. Я обзванивал владимирское телевидение, пробивал любые контакты. Предлагал свои услуги по распутыванию проводов на студии, просился носить штатив. Везде был отказ. Но однажды моя знакомая узнала, что на том же телеканале снова открылась вакансия. Я позвонил, и на этот раз меня пригласили на собеседование.

 

ЕД: - На тот момент у тебя не было никакого опыта работы на телевидении. А желающих оказаться на твоем месте было предостаточно. Почему решили взять именно тебя?


ФЛ: - Действительно, тогда в видеосъемке я «не шарил». Когда мне задали вопрос про мой опыт, я честно ответил, что «знаю, как это должно выглядеть на экране, но не знаю, как это делается». Программный директор канала, который вел собеседование, тяжело вздохнул и дал шанс. В тот же день я выехал на съемки как ассистент оператора.

 

«Мы сняли настоящий ужастик»

 

ЕД: - Каким тебе запомнилось то время?


ФЛ: - Это было своего рода «счастливое детство»! Все было новым: я приобретал навыки, радовался достижениям. Даже скучные «паркетные» съемки (заседания, совещания, переговоры — прим. корр.) воспринимались как приключение. Когда я «подружился» с камерой, мы с журналистами стали экспериментировать, как подать материал более интересно, уйти от наскучивших штампов.

 

ЕД: - Можешь привести пример?


ФЛ: - Мне запомнился сюжет о заброшенном доме, который представлял собой жуткое зрелище как снаружи, так и внутри, но тем не менее, некогда жилой, он находился в черте города и вызывал негативные эмоции у прохожих. Вместо того, чтобы по-быстрому снять шаблонный новостной сюжет с «избитыми» фразами, мы с корреспондентом сделали едва ли не фильм ужасов. Находиться внутри дома было малоприятно и даже опасно. Но мы облазили все и даже нашли обитателя. Позже при монтаже наложили пару видеоэффектов. К примеру, корреспондент проговаривает в кадре фразу, а потом исчезает, словно растворившись в воздухе. И все это — под зловещую мелодию, которую также наложили при монтаже. В итоге в эфир вышел настоящий ужастик. Сложно представить себе лучшее место, чтобы навсегда «заболеть» телеком, чем тот канал. До сих пор с большим теплом вспоминаю и коллектив, и рабочие моменты.

 

Звонок из столицы

 

ЕД: - Тем не менее ты уволился и уехал в Москву.


ФЛ: - Конечно, я не мог не думать о работе в столице. И переезд туда случился раньше, чем я планировал. Главную роль в этом сыграла моя будущая на тот момент супруга. Она жила в Московской области. Наши отношения развивались стремительно, и стало очевидным, что мне пора переезжать. Я начал рассылать резюме и портфолио в небольшие столичные телекомпании. Мне ответили сразу с двух. И снова перемены: переезд, рабочее общежитие. На работу взяли сразу. Это был православный канал. Мне снова повезло с коллективом, но хотелось новых горизонтов. Однако послать резюме на федеральный канал я не решался, не хватало наглости. И тут мне надо благодарить жену. Она отправила мое резюме на НТВ, и сложно описать мое удивление, когда оттуда позвонили.

 

ЕД: - Ты снимаешь репортажи для известной всем программы «Чрезвычайное происшествие». Можешь в нескольких словах описать свою работу?


ФЛ: - Быть оператором — это значит, вылезая из кожи, добывать картинку. Стоять на коленях в луже, потому что другого места напротив респондента нет. Порой — это риск для жизни, когда командировки забрасывают в самые неожиданные места. Или когда просто делаешь глупость, потому что только так «схватишь» красивый кадр. Это встречи со старыми коллегами, улыбки людей, с которыми сводит работа. И люди, которых уже не вернуть. Это работа порой на износ, порой в самых суровых условиях. Работа, которую нужно любить. Работа моей мечты.