Кто и зачем нарушает правила торговли во Владимире

Копейка рубль бережет

27 сентября 2017 в 09:33, просмотров: 967

Как говорится, строгость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения. И пока в городской администрации думают, как сделать барахолки и торговлю на остановках цивилизованными, на улице Батурина прямо под вывесками о незаконной торговле пожилые люди каждый день «делают бизнес».

Кто и зачем нарушает правила торговли во Владимире
Торговля на улице Батурина — вне закона Фото: Ольга Калюжная

«Смысла нет»

 

Антонина Петровна, пенсионерка из Камешково, приехала на Центральный рынок продавать облепиху.

 

- Первый раз ведь решила предпринимателем стать, но больше уж не поеду, — признается она. - Требуют справки какие-то, все не для людей! Это мне 100 рублей туда, 100 — обратно, так еще и здесь платить. Намотаешься, а толку мало. Дороже, чем по 120 рублей за литр, ягоды никто не берет. Дешевле отдавать мне уже смысла нет, а с собой обратно глупо везти.

 

Деньги нужны

 

Соседка по прилавку, Галина Федоровна, продает излишки урожая со своей дачи, что в Сновицах.

 

- Все свое, без химии, экологически чистый продукт, — говорит она. - Но берут плохо. Бывает, что в конце дня уже за копейки совсем отдаешь. Вот груши недавно продавала, а с ними одно расстройство — два часа полежат и в кашу превращаются. Когда погода хорошая и народу побольше идет, так я два раз за день до дачи ездила, чтобы свеженьких привезти. Хотя мне это, конечно, все нелегко дается. Но деньги нужны. Я в месяц почти три тысячи на лекарства трачу, а тут хоть какая копеечка, а все рубль бережет.

 

- Почем чеснок? — спрашивает молодой мужчина.

 

У Галины Федоровны цены «социальные» — вся зелень по 15 рублей, чеснок по 20 рублей головка. За соседними прилавками цены ровно в два раза выше. «Они из-под Суздаля, им автобус окупить нужно», — объясняет она. А на вопрос про конкуренцию смеется:

 

- Доча, какая конкуренция, это же не нефтедобыча.

 

На хлеб с молоком

 

У Виктора Владимировича — самый капризный товар. Он торгует цветами.

 

- Бабушка моя их очень любит, — объясняет он.

 

Виктор Владимирович рассказывает, что у супруги давняя любовь к цветам. Она агрономом работала в колхозе раньше. Всю жизнь семена выписывала, в клубе садоводов состоит. Это ее отдушина.

 

- Вы вот про нее напишите, а обо мне не нужно — прибыли-то почти нет. Вот полдня простоял — два букета только по 50 рублей продал. Но на хлеб с молоком уже, считай, есть.

 

Пока мы разговаривали, Виктор Владимирович продал третий букет.

 

- Чтобы дольше стояли, добавьте в вазу ложку сахара и ложку уксуса на литр, — советует он покупателю.

 

«Меня гонять не надо»

 

Рядом с нами на двух ящиках стала раскладывать носки молодая женщина, Ирина. Говорит, что работает администратором в детском центре, но сейчас — отпуск и есть время подработать.

 

- В Китае по интернету заказываю, тут перепродаю.

 

Ирину окружают покупатели.

 

- Три пары возьмете — сделаю скидочку, — уговаривает она.

 

В ответ на вопрос о том, не гоняет ли ее полиция, Ирина смеется:

 

- А меня и гонять не надо, я как их вижу — сама убегаю.

 

Слова Ирины подтверждает другая представительница «очень малого бизнеса», Татьяна. Она рассказывает, что ездит из Судогодского района. Односельчане приносят ей у кого что выросло лишнего, она везет на машине сюда.

 

- Смотрю так, чтобы 500 рублей мне в день выходило. Это надо еще умудриться на такую сумму наторговать. Ведь погода какая в этом году? Одни дожди. В дождь много не настоишь, да и народа нет никого. Прибыли — минимум. Так это с учетом того, что ничего не платим. А так — за разрешение еще попросят не меньше 100 рублей в день за место.

 

Барахло тоже пригождается

 

Пожилой мужчина, который представился дядей Лешей, продает все подряд — алюминиевые ложки, новогоднюю статуэтку, крышку от кастрюли, старомодные туфли, картину с облезшей рамкой, роман-газеты 80-х годов. Даже удивляешься — неужели кто-то что-то из этого покупает?

 

- Я на химзаводе раньше работал, а сейчас пенсия такая, что нечем за квартиру заплатить. Вот и стою здесь, чтобы копейку заработать хоть какую. Барахло ведь тоже кому-то пригождается. Но если мне за место платить, это — не смешите меня!

 

Дядя Леша рассказывает, что полиция (он называет ее «милиция» — прим. корр) относится к ним лояльно, и во время рейдов придираются к тем, кто «из других стран».

 

- А вообще, я считаю — вот вы напишите там, у себя в газете: надо организовывать бесплатные места для пенсионеров, где можно будет продавать вещи свои или то, что сам собрал-вырастил. Я вот, например, еще за грибами хожу.

 

Бесплатных мест во Владимире нет. Но для пенсионеров на любом рынке есть скидки. Вот только, чтобы получить разрешение торговать, надо предоставить подтверждение, что картошка или морковка выращены в твоем личном подсобном хозяйстве.

 

- Вот вы сами подумайте, кто это делать будет? — возмущается дядя Леша. - Пускай создают условия такие, чтобы было удобно для людей. А то еще меня на Шалопаевку звали стоять, говорят, там — бесплатно (Шалопаевка — антикварный рынок на задворках Большой Московской, который активно «раскручивают» местные власти — прим. корр.). Но мне туда ехать далеко!

 

«Сделали бы нам здесь прилавочки под старину»

 

Последней нашей собеседницей стала Елена. Она продает коврики ручной работы.

 

- Вот я сколько думаю: почему бы не убрать все эти заморочки? Мы же не говорим поставить ларьки, как в 90-е. Сделали бы нам здесь прилавочки под старину. Мы бы не на ящиках свой товар раскладывали. Здесь — место всем знакомое и проходное. Ну зачем изобретать велосипед? А так — приходится торговать прямо под надписью про незаконную торговлю. Обидно это все как-то...




Партнеры